«Раздражает стремление к всеобщему одобрению»: Елизавета Пескова о критике

Елизавета Пескова — о своем отношении к критике, извинениям и ощущению дома

Елизавета Пескова недавно закончила первый курс магистратуры МГИМО, планирует запустить свой бизнес-проект, пытается развивать свой Instagram и признается, что у нее нет дома. В интервью «Газете.Ru» она постаралась доказать, что не относится к представителям «золотой молодежи», покупающим оценки за экзамены, и по актуальным вопросам современности имеет собственное мнение, которое готова отстаивать.

— После периода самоизоляции все делятся друг с другом впечатлениями. Как для вас прошло это время?

— Намного лучше, чем думала. Прежде всего, из-за учебы — я отучилась на первом курсе магистратуры МГИМО. На нее я тратила большую часть времени, и мне, кстати, понравилось дистанционное обучение, это помогало экономить время на дорогу и на все остальное. Сессию, я сдала ее на все пятерки — очень этим горжусь, потому что после первого семестра у меня и четверка была, и пересдача. А сейчас я влилась — и перешла на второй курс магистратуры, так что через полгода я закончу второй курс — и у меня будет диплом магистра МГИМО.

— И станете дипломатом?

— Нет, я учусь в магистратуре на факультете международных отношений и осознанно выбрала не дипломатию и не внутреннюю политику России, а именно глобальную политику. Кстати, еще я занималась в самоизоляции запуском своей собственной компании — я до пандемии собиралась всем о ней рассказать, но потом мы решили, что совсем нет смысла об этом говорить.

— Что это будет за компания?

— Она называется Speransa Digital&Communications — мы будем заниматься диджитал-маркетингом. Поскольку это диджитал-направление, я могла работать удаленно — заниматься такими деталями, как сайт, логотип, визитки, оформление команды и структурирование работы.

— Многие жаловались, что во время самоизоляции поправились — хотя другие активно занимались собой. Вы к какой части принадлежите?

— Я держала Рамадан, и правда очень поправилась во время поста. Думала, что похудею, но папа предупреждал, что я наберу, видимо, он очень хорошо меня знает. Просто весь день не ешь, не пьешь — а потом ешь немало сладкого. Поэтому вторую часть карантина пришлось активно худеть — после сессии я занималась своей внешностью и здоровьем. В общем продуктивный у меня получился режим самоизоляции.

— Как случилось, что в первую сессию вас отправили на пересдачу?

— Люди думают, что у детей из обеспеченных или известных семей обязательно должны быть пятерки. Понятно, что все считают, будто их покупают, но это полнейший бред. Я хочу, чтобы люди поняли, что у нас в семье вообще нет такого понятия, как что-то купить или попросить.

Меня бы уничтожили родители, если бы узнали, что я пытаюсь закрыть какой-то экзамен.

Но мне правда было ужасно сложно — представьте, что такое поступить в МГИМО человеку, пришедшему с маркетинга и вообще приехавшему из Европы? Я полгода сидела над учебниками, чтобы сдать вступительные. А пересдавать мне пришлось предмет «Логика поведения государств». На мой взгляд, это был самый сложный предмет в первом семестре, многие учащиеся так тоже думают — мне даже в Instagram писали «Ты, наверное, Истомина пересдаешь». Человеку, приехавшему с европейским образованием, невозможно сдать с первого раза, я думаю. Несмотря на это, преподаватель очень крутой. И пересдала я на четверку.

— Это было обидно?

— Мне было приятно, что меня оценивают как Лизу, а не как дочь Пескова. Все преподаватели МГИМО относились ко мне так же, как и к остальным студентам. Я была просто рада, что все увидели, что я не отношусь вот к этим представителям «золотой молодежи», которые покупают сессии, у моего отца просто усы бы дыбом встали, если бы он узнал, что я не сама пытаюсь сдать экзамен. В общем, меня так воспитали, что у меня в жизни не существует всех этих мажорских понятий, так что вот эта пересдача меня даже в какой-то степени успокоила. Ну все, меня точно оценивают как человека, простого студента.

— Тем не менее, будучи из семьи дипломатов, вы не могли не просить помощи отца в учебе.

— Безусловно. Я не раз обращалась к нему за помощью при выполнении домашних заданий, но не для того, чтобы он за меня что-то сделал, а чтобы дал какие-то советы. Конечно, я обращалась и к дедушке, у меня же дедушка тоже дипломат. Ну, было бы странно быть дочерью таких людей — и ничего не спрашивать.

— В Instagram вы часто высказываетесь на какие-то актуальные темы — и ваше мнение часто не совпадает с общепринятым. Вы готовы к критике?

— В последнее время я стараюсь высказывать мнение, когда оно уже сформировано. Раньше, лет в 17, я могла сказать что-то непонятное, но сейчас я уже реально говорю о своей точке зрения, если могу ее отстоять. И для меня никогда не было проблемой высказывать непопулярное мнение — я бы в жизни не могла сказать что-то только потому, что это модно, или из страха, что меня не примут. У меня так мозг устроен — я не могу испугаться что-то сказать. И я считаю умение отстаивать свою точку зрения полезным и необходимым в том случае, когда ты умеешь принимать чужое мнение, я считаю, что это мое преимущество — я могу признать свою неправоту.

— То есть вас можно переубедить?

— Ну вот моя близкая подруга, активистка — русская, которая живет во Франции. Она выходила на митинг Black Lives Matter, и мы с ней чуть ли не каждый день обсуждали бодипозитив, вопросы расового неравенства. Она не то, чтобы меня переубеждала — а просто объясняла. Я продолжала формировать свою точку зрения уже с учетом чего-то, что ей удалось мне объяснить про расизм. А что касается бодипозитива — нет, никто меня пока что не убедил, что это правильно. Не буду зарекаться, но пока что — нет. Конечно, мое мнение реально зачастую непопулярно. Но я в своем положении готова к критике.

Меня даже раздражают люди, которые боятся высказывать свое противоположное модному мнение просто из страха неодобрения массой.

— Вы бы стали когда-нибудь извиняться, если ваше высказывание показалось оскорбительным кому-то?

— Я считаю, что сейчас с извинениями перебор — например, журналист, которого уволили из компании за то, что он сказал «All Lives Matter» вместо «Black Lives Matter», ни в коем случае не должен был извиняться, это уже абсурд. Но я так делала, когда я тупо, необдуманно ответила на вопрос, который мне задали в сториз. Как-то там было… «Считаете ли вы…» Я просто даже не хочу вспоминать этот ужас. Но меня спросили про ЛГБТ, и я просто написала «Нет». Не знаю, почему, какой черт меня заставил это сделать, но я просто написала «нет» — и тогда я, конечно же, извинилась искренне.

Но я не готова извиняться неискренне. Я не знаю, Тодоренко искренне это сделала или нет, но я если бы я была на ее месте и не хотела извиняться, потому что моя точка зрения остается прежней, я бы не стала.

Вся вот эта вот масса, всеобщее одобрение меня очень раздражает.

— Вы считаете себя Instagram-блогером?

— Не дай бог, ни в коем случае. Мне было бы неприятно, если бы меня характеризовали только как блогера. Конечно, у меня есть свой блог. Но блогеры — это для меня люди, которые профессионально этим занимаются. А я — студентка МГИМО, и я начинаю свой бизнес в нескольких сферах.

— Однако видно по вашим соцсетям, что вы продумываете посты, выбираете темы.

— Да, я это делать очень люблю. Мне нравится высказываться по инфоповодам, по которым у меня есть свое мнение. Еще я пишу про моменты из жизни, которые меня вдохновляют, и мне почему-то кажется, что они вдохновят других. Я очень люблю делиться — своим мнением, своими историями, воспоминаниями про интернат, про развод, про отношения в семье. И кроме того, я делюсь опытом — от того, как влиться в коллектив, до того, как я избавилась от прыщей. У меня нет специальных людей, которые за меня что-то пишут, я сама обожаю писать, я веду дневник с детства, с первого класса.

— А для фотографий специальные люди есть? Потому что снимки выглядят очень продуманными.

— Это, наверное, с недавнего времени. Вообще я долго ненавидела свой Instagram. Если его просмотреть, можно понять, что я человек, никак не связанный с нарядами и модой. Наоборот,

я всегда смотрю инстаграмы других людей и думаю: «Блин, как сделать, как у них? Как у всех такие красивые фотографии получаются?»

И мне мама говорила: «Лиз, если ты хочешь развивать Instagram, ты должна хотя бы одну профессиональную съемку со стилистом организовать, потому что обычные фотографии уже не заходят». Сейчас проблема в том, что если ты не медийная личность и не появляешься на телевидении или в интернете, то очень сложно развить свой Instagram. Поэтому я, сдав сессию, организовала съемку с фотографом, стилистом и визажистом — в первый раз в жизни. Поняла, что если хочешь вести Instagram профессионально, обычные некачественные фотографии уже не прокатят. И самое обидное — каким бы интересным ни был текст. Потому что тексты у меня очень крутые, и мне реально интересно самой их читать, а фотографии не такие модные и популярные, как у всех. Сейчас я занялась профессионально.

— В одном из интервью вы как-то сказали, что мужчина непременно должен платить за женщину в ресторане. Почему?

— Я считаю, что в наше время женщина должна иметь хотя бы минимальный, но собственный заработок. Меня так воспитали, что у женщины должны быть свои деньги — всегда. Но также, может, в силу того же воспитания, я считаю, что мужчина должен иметь желание платить в ресторане. Для меня настоящий мужчина не позволит женщине разделить счет или заплатить самой, если речь идет о девушке или жене. Друзья — это другое дело, мы с друзьями, а у меня очень много знакомых из абсолютно обычных семей, всегда разделяем счет, и для меня это не составляет никакой проблемы. Но мои друзья из обеспеченных семей — всегда заплатят. Это русские мужчины. Настоящий мужчина будет хотеть это сделать. Если он не может себе позволить отвести девушку в ресторан, он просто что-то другое придумает, пикник, неважно. Это очень важный момент — это желание показать, что ты мужчина и делаешь все, что в твоих силах.

— Среди ваших друзей — больше русских или зарубежных?

— У меня русские друзья, мой лучший друг азербайджанец, а вот лучшие подружки хотя и русские, но к сожалению, живут в Европе.

— С иностранцами сложнее наладить контакт?

— Несложно, но в силу расстояния мы его особо не поддерживаем. Разница менталитетов, конечно, есть, но дело в том, что я общаюсь с ребятами, которых знаю с детства, мои близкие друзья — люди, которые очень давно меня знают. Думаю, я бы спокойно могла дружить с человеком любой национальности. Лучше всего у меня получается ладить с людьми с Востока. У меня был хороший друг из Ливана — у него был близкий мне менталитет. У восточных людей он, в принципе, в чем-то близок к нашему.

— Сколько языков вы знаете?

— Свободно — английский и французский, причем мой уровень французского в МГИМО очень поднялся, несмотря на то что я восемь лет жила во Франции. И я начинала учить турецкий и арабский. Сейчас мне осталось учиться полгода, до января, и после этого я сразу продолжу их учить.

— Это сложные для вас языки?

— Так как у меня талант к языкам, мне вообще не сложно. Ну, правда. Только учить эти языки можно только когда ты каждый день этим занимаешься. Если ты пропускаешь хотя бы неделю, ты выпадаешь. Нужна усидчивость и много-много свободного времени. А когда ты учишься в МГИМО, тебе очень сложно, я не понимаю ребят, которые берут третий, четвертый язык. Я концентрируюсь именно на французском, чтобы эти восемь лет во Франции были максимально полезными.

— Где вы планируете жить после окончания МГИМО?

— Невозможно выбрать, когда у тебя половина жизни связана с Парижем, половина с Москвой, а какая-то часть вообще с Анкарой. Я даже не знаю, где мы будем покупать квартиру, в Париже или в Москве, потому что у нас с молодым человеком половина родственников там, половина здесь. Мы снимаем квартиру, потому что мы мобильные люди XXI века, и приобретать жилье мы будем в основном для сдачи. Конечно, у нас должно быть свое жилье, но пока что непонятно где.

— То есть вы не планируете оседать в одном месте?

— Мы все время в движении. Очень сложно осесть в XXI веке — естественно, не для всех, потому что я знаю, что у многих людей не было стольких возможностей, сколько у меня. Если твоя жизнь связана с двумя странами, ты не сможешь больше никогда выбрать какую-то одну. Я планирую жить на две страны — Францию и Россию. Я стремлюсь к тому, чтобы ездить туда-сюда. Сейчас я скучаю по маме с братом, потому что они во Франции, когда я там, я скучаю по папе с братьями и сестрами. Я человек, который никогда не сможет быть привязан к одному месту. У меня просто нет дома. Живя в Москве год, мы с молодым человеком переехали три раза из одной квартиры в другую. То есть мы год не смогли на одном месте прожить в Москве.

— Получается, что у вас вообще не возникает ощущения дома?

— Ощущения дома, в отличие от моего молодого человека, которого очень важно понятие Родины, для меня не важны. Для меня дом — это семья, близкие люди, молодой человек. Это может быть абсолютно в любом городе, в любой стране, я хорошо адаптируюсь. То есть я — что называется, человек мира. Для меня нет понятия ни родины, ни дома. Для меня дом — это люди, а не какое-то определенное место.