Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
«Не знаю, чего ждать»: сколько теряют итальянские швеи

Изменения в модной индустрии поставили под удар будущее итальянцев

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Кризис и безработица из-за пандемии COVID-19 заставили индустрию моды переосмыслить формат работы. Бренды пытаются выжить, снижая количество показов и переводя коллекции в виртуальную реальность, но это бьет по карману простых ремесленников, которые шили ткани для Giorgio Armani, Valentino и Prada. Как снижение спроса на люксовые товары сказалось на простых итальянцах — в материале «Газеты.Ru».

Будущее итальянской моды в том виде, в котором мы ее знали, под вопросом. Бизнес-модель индустрии, оценивающейся в 165 млрд евро, из-за пандемии коронавирусной инфекции меняется на глазах — актуальными становятся виртуальные коллекции, цифровые недели моды и снижение количества показов. Однако если для модных домов это означает перспективу выживания, то для тех, кто создает ткани и фурнитуру и шьет одежду, это сулит кризис и безработицу.

Еще в феврале, когда пандемия коронавируса начала разворачиваться в Италии, модные бренды постепенно стали отменять заказы, и малый бизнес мастерской Пино Грассо Риками в Милане, которая насчитывает 10 швей и несколько дизайнеров, приостановился. Спустя три месяца они вернулись на работу, но количество заказов сократилось на 80%.

«Сейчас никто не хочет тратить деньги», — объясняет управляющая семейной мастерской Рафаэлла Грассо в интервью The New York Times. По ее мнению, модные дома сейчас будут отдавать все заказы менее дорогостоящим швеям и портным в Индии, а многолетний опыт итальянских рукодельниц окажется невостребован.

Специалисты уже предсказывают снижение сектора модного производства в Италии на 40% в этом году.

«Крупные бренды сейчас переживают непростые времена, но у них есть резервы и сильный репутационный капитал», — пояснила Клаудиа Д'Арпицио из консалтингового агентства Bain&Company. А вот простые ремесленники, которые составляют большую экосистему по всей Италии, а также мелкие фабрики, производившие детали и фурнитуру, рассчитанные на экспорт, сильно пострадают, если не исчезнут вовсе, считает эксперт.

В Италии производится почти половина всех товаров класса люкс, по оценкам консалтинговой компании McKinsey. Правительство Италии пообещало выделить 740 млрд евро в виде кредитов, грантов или поддержки заработной платы, чтобы сохранить национальную экономику на плаву, однако многие владельцы малого бизнеса жалуются, что выплат так и не получили. Бренды своих ремесленников поддерживать тоже не спешат: им сначала нужно залатать дыры в собственном бюджете из-за продаж, которых они недосчитались на карантине.

«Это самый сложный период в истории компании», — рассказал глава Prada Патрицио Бертелли в интервью The New York Times. Компании пришлось закрыть свои магазины по всему миру, а некоторые фабрики — приспособить под производство средств индивидуальной защиты для врачей.

Модный бренд Salvatore Ferragamo профинансировал строительство двух госпиталей во Флоренции и пожертвовал 50 тыс. санитайзеров флорентийцам, хотя компании и пришлось приостановить торговлю в точках по всему миру, что привело к сокращению продаж на 30%.

По словам исполнительного директора компании Микаэлы Ле Дивелек Лемми, бренду сейчас нужно каким-то образом поэтапно восстанавливать производство и сдавать осенние коллекции в магазины, при том что большая часть летней коллекции пока не распродана. Тем не менее компании еще приходится выплачивать компенсации поставщикам.

По мнению Клаудии Д'Арпицио, сейчас бренды начнут менять владельцев и инвесторов, чтобы выкарабкаться из кризиса и погасить долги перед поставщиками, а также сохранить рабочие места. Это позволит не только спасти, но и укрепить национальный сектор производства предметов роскоши в долгосрочной перспективе. Пока этого не случилось, небольшие компании вынуждены сами делать большие инвестиции из личных средств и сбережений, а также влезать в долги, чтобы обеспечить гарантированную правительством защиту для сотрудников по мере возвращения к рабочим обязанностям.

В компании Bonotto производят 2 млн метров ткани в год для таких брендов, как Chanel, Gucci и Louis Vuitton. Когда 2 недели назад сотрудники вернулись на рабочие места на фабрику в Виченце, все помещение было продезинфицировано, работникам выдали маски и перчатки, а также обязали их соблюдать дистанцию. «Мы хотим быть сильными как никогда, даже несмотря на отмену многих заказов», — пояснил креативный директор компании Джованни Бонотто в интервью New York Times.

«В такой компании, как наша, работники — это одна семья, — рассказала The New York Times Сара Джусти, которая управляет женским обувным брендом на востоке Италии, у побережья Адриатики. Ее семья владеет брендом уже в третьем поколении. — Некоторых из сотрудников я знала с детства, поэтому пекусь об их здоровье и делаю все, что в моих силах, чтобы уберечь их».

По оценкам компании McKinsey, продажи упали на 70% этой весной.

Чтобы как-то восстановить продажи, которые в этом году без многочисленных туристов, приезжающих в Италию на шопинг, не составят таких же цифр, как раньше, бренды будут вынуждены идти на уступки: проводить распродажи. Иначе им придется закрыться — люди будут экономить, у итальянцев сейчас нет денег на дорогую одежду. Также бутикам приходится соблюдать эпидемиологическую безопасность.

Карла Соццани, основательница известного миланского бутика «10 Corso Como», весь карантин обдумывала, как расположить вешалки и полки в магазине после его открытия, чтобы покупатели смогли соблюдать социальную дистанцию. Чтобы магазины успели подготовиться, а люди — подкопить денег, традиционные летние распродажи были отложены до августа.

Однако Карла Соццани полагает, что покупатели уже не будут тратить столько денег на распродажах, как раньше: «Я не знаю, чего ожидать — вряд ли люди будут бросаться на платья и покупать по три жакета сейчас, — объяснила свою позицию Соццани The New York Times. — Я думаю, их приоритеты изменятся. Было слишком много коллекций, трендов, неделей моды». По мнению Соццани, кризис приведет к появлению новой сознательности: потребители будут меньше тратить, их запросы будут более скромными, а требования к качеству повысятся.