Выезда нет

16.11.2016, 08:21

Дмитрий Гудков о том, к чему приведет запрет детям чиновников и политиков учиться за рубежом

Wikimedia Commons

Читаю комментарии к идее депутата от КПРФ запретить выезд детям чиновников и прочих «государевых людей» на обучение за рубеж: отличный, пишут люди, законопроект. Давно пора!

Чтобы не отрывались от коллектива — и пармезану им не давать!

По Думе ходит легкая рябь: депутаты понимают, что и поддержать нельзя (потому что у самих дети), и публично зарубить — все равно что себя по пальцу тяпнуть: избиратель не поймет. Так что законопроект, блеснувший сегодня яркой звездой, спускать будут на тормозах, отложат в долгий ящик, засунут под сукно и используют все прочие бюрократические приемы.

Реклама

А мы тем временем об этой идее поговорим.

Итак, представим, что завтра, нет, уже сегодня детям чиновников, менеджеров госкорпораций, ну и депутатов, чтобы два раза не вставать, запретили учиться за рубежом. К чему это приведет первым делом?

Первым делом с госслужбы уйдут умные и независимые (в том числе финансово) люди, которые там, поверьте, есть. Те, которые даже в нынешних обстоятельствах работают на страну, а не на себя. Но одно дело — работать вопреки обстоятельствам, а другое — когда эти обстоятельства пришли уже к тебе в семью и влияют на будущее детей.

Во-вторых, возникнет еще один повод для жульничества.

Раньше чиновники переписывали на жен и тещ свое имущество, теперь начнут переписывать детей.

Фиктивные разводы в нашей политике уже не новость, просто их число увеличится. Появятся матери или отцы-одиночки, дети которых как учились, так и учатся за границей, а недавние вторые половины продолжают нести тяжкий крест госслужбы.

Но ладно бы только это: в конце концов еще один повод для журналистских расследований, которые, правда, станут до неприличия интимными. Куда хуже третье следствие, опускающееся на нас с тихим звоном «железного занавеса».

Уже сейчас российское образование находится если не в кризисе, то далеко не в лучшем состоянии. В мировых топ-100 вузов отечественные университеты — большая редкость, а ректор главного вуза страны всерьез рассказывает о золотом времени Ивана Грозного. Да и другие примеры жизнь подбрасывает нам каждый день: от гонок на «гелендвагенах» до списанных диссертаций.

Пока мы еще понимаем, что это не норма, что такой уровень «образовательной и научной деятельности» недопустим. Рассуждая о стандарте и качестве, можно сослаться на зарубежный опыт, сказать: «А вот у них…» «Вот с ними» сравнивать больше будет нельзя, потому что выезд за границу на обучение будет заказан. Но как же, скажете вы, это же только детям госслужащих, а все остальные смогут. Допустим.

Но знаете, что обычно бывает, когда что-то запрещают чиновникам? Они после этого запрещают и всем остальным.

Им нельзя выехать за границу из-за санкций? И вот уже всем сотрудникам силовых органов выезд за пределы страны заказан. Арестованы счета наших коррупционеров за границей? В ответ они принимают закон подлецов, называя его «законом Димы Яковлева», чтобы за границу не попали и сироты. Таким образом, как ни странно это звучит, но свобода выезда детей чиновников обеспечивает и нашу свободу: так уж устроена Россия.

И снова о качестве образования. С Западом, как я уже сказал, сравнивать нашу педагогическую систему будет невозможно. Что толку сравнивать, если реально доступны только отечественные вузы? Возникнет противоестественная образовательная монополия, а при любой монополии качество товаров и услуг страдает.

Депутаты все это понимают — они уже давно и с боязнью ловят шелест «железного занавеса»: у большинства есть бизнес-интересы, причем зачастую связанные с заграницей. Понимать-то понимают, но открыто протестовать не могут: слишком долго и давно сами объясняли стране, что вокруг враги, что по периметру России стоят ракеты НАТО, что украинские, грузинские, прибалтийские и прочие «фашисты» того и гляди отхватят наши мирные города и села. Как же после этого открыто сказать, что границы закрывать нельзя?

Здесь же работает и еще один стопор, вторая российская мифологема, активно пестуемая властью, — рассказ о «плохих боярах». Царь-то, как известно, хороший. Так что же их, этих бояр, жалеть. Пока еще не на вилы, но детей их не выпускать, держать насмерть в заложниках. И уже не признаешься, что бояре бывают разные, что царь далеко не так солнцелик, как показывают в телевизоре: не поймут.

Если долго заигрывать с худшими чувствами народа, то рано или поздно окажешься заложником собственного популизма.

На тебя найдется куда «более лучший» популист, с которым уже ничего не сделаешь. И вот тогда от него уже не отвертеться, хотя изображать патриотизм в его зоологическом понимании вовсе не хочется. Не хочется — но приходится, потому что смелых нет, некому выйти и сказать: «Ребята, давайте жить дружно, вокруг нет врагов, а мы вас обманывали». Свои же и растерзают.

В итоге остается только предлагать компромиссы, пытаться поаккуратнее выйти из неловкого положения. Сегодня я уже видел предложение одного депутата разрешение на выезд все-таки оставить, но брать с тех, кто уезжает учиться, своего рода налог, который направлять на отечественное образование. Депутат, правда, не знает, что это страна уже проходила: в СССР, пытаясь не выпускать в Израиль евреев, брали с них непомерную плату за выезд — за средства, потраченные Союзом в том числе на их образование. Кончилось это быстро и скверно: США приняли поправку Джексона – Вэника, от которой мы лишь недавно избавились с огромным трудом (позже, правда, получив нынешние санкции).

Как говорится, «можем повторить».