Слушать новости
Телеграм: @gazetaru

Большой и еще больше

02.10.2012, 13:02

Божена Рынска о приемах Большого театра и посла Австрии

Светская жизнь прошедшей недели крутилась вокруг двух театров. В ресторане «Большой» прошел торжественный прием, приуроченный к открытию нового театрального сезона в Большом театре. А посол Австрии устроила у себя в резиденции прием, посвященный другому немаленькому театру — Венской опере.

Столы ресторана «Большой» в этот вечер были переполнены — пришли все приглашенные, но теснота не только не раздражала, напротив, давала ощущение уюта. От Большого театра присутствовали практически все «топы»: генеральный директор Анатолий Иксанов с супругой, директор оркестра Александр Шанин, художественный руководитель балета Сергей Филин.

Светский же VIP-пул Большого театра пока не сформирован (эта задача стоит перед его пресс-секретарем Катериной Новиковой на грядущий сезон), и потому среди гостей, кроме нескольких светских барышень, почти не было узнаваемых лиц. Господам дали ровно час на сборы и светские разговоры, после чего громким свистком всех заставили усесться на места. По второму свистку к гостям выбежал коллектив официантов (артисты миманса Большого театра) и стал жонглировать тарелками и бутылками, а затем вывел на крохотный пятачок, изображающий сцену, создателя ресторана «Большой» Аркадия Новикова.

Вслед за ним под полонез из «Евгения Онегина» на тот же пятачок перед столами вывели генерального директора Большого театра Анатолия Иксанова. Господин Иксанов поздравил всех собравшихся с началом нового сезона, громко порадовался, что Большой театр наконец-то подружился с рестораном «Большой», отметив, что сотрудничество начиналось совсем не с дружбы (Большой театр некогда конфликтовал с рестораном, примазавшимся к нему названием). Господа Иксанов и Новиков публично пожали друг другу руки. После чего ведущая Ольга Шелест и пресс-секретарь Большого театра Катерина Новикова (обе в смокингах) продолжили бодрый и жизнерадостный конферанс.

Развлекательная программа была изящной и не грузила. Народный артист России бас Большого театра Владимир Маторин, загримированный и одетый под Шаляпина, спел «Вдоль по Питерской». Вслед за ним последовал дуэт Прилепы и Миловзора из «Пиковой дамы». Ближе к концу вечера зазвучали куплеты Периколы. «Полет Шмеля» исполнялся не на восьми скрипках, как был написан, а на одиннадцати.

Последовавшая за неизбежными спонсорскими речами Молодежная оперная программа Большого Театра оказалась удивительно яркой. Двум песням из этой программы, созданным рок-группами в 60-е и 70-е годы, аккомпанировал замечательный музыкант и страстный пропагандист музыки Александр Покидченко. Одна песня была британской, другая советской, но обе уже стали историей и классикой.

Первую — «A Whiter Shade of Pale» британской команды Procol Harum — исполнили артисты Молодежной оперной программы тенор Сергей Радченко и лауреатка престижнейших конкурсов сопрано Кристина Мхитарян. Это произведение входит в тридцатку самых великих хитов XX века. В 1967 году на этой песне помешался сам Джон Леннон: он записал ее на всю кассету подряд, одну за одной без перерыва, и целыми днями ходил с приложенных к уху магнитофоном и подпевал. Эта же песня звучит в фильме Михалкова «Свой среди чужих» — в переработке Эдуарда Артемьева.

Вторую песню — «Бах творит» группы «Цветы» — спел выпускник Молодежной оперной программы Павел Колгатин. Этот подающий огромные надежды тенор приехал на концерт прямо с самолета, на котором прилетел из Вены, где пел в «Возвращении Улисса на родину» Монтеверди.

Среди почетных гостей на вечере присутствовал интендант Венской оперы господин Доминик Мейер. К концу вечера за его столом возникли совсем не театральные дебаты: и господин Мейер, и генеральный директор компании Харальд Кларксон IMG (гастрольный партнер Большого театра) обсуждали дело Pussy Riot, а также нерукотворные чудеса с часами патриарха. Русские гости могли еще раз убедиться, что истории с РПЦ добавляют трагикомическую ноту в и без того дрянной имидж страны.

Венская опера не была в Москве с 1972 года. И вообще, лучший европейский театральный дом ездит на гастроли неохотно: считается, что все, кто хотят, сами к ним приедут. Но в следующем году по инициативе Большого театра Венская опера планирует привезти в Москву три постановки Моцарта. Это должно стать архиважным культурным событием. Проблема только в том, что приезд Венской оперы — дело очень дорогое и пока что на эти гастроли не могут найти спонсора.

И для того, чтобы привлечь внимание деловых кругов к предстоящим гастролям, через несколько дней после вечеринки Большого театра посол Австрии в России Маргот Клестиль-Лёффлер устроила прием, куда пригласила глав австрийских компаний и банков, а также представителей российского бизнеса.

Госпожа посол (в ярко-синем вечернем платье со шлейфом) приветствовала всех гостей лично на ступенях своей резиденции. Почти все дамы были в вечернем, а все без исключения господа надели фраки, а кое-кто даже смокинг. Военный атташе Австрии щеголял в белой военной форме с орденскими планками. Перед началом концерта солистов Большого театра приглашенные могли осмотреть залы бывшего особняка промышленника Миндовского. В двух залах стояли игорные столики с зеленым сукном, на одном из которых было написано «Казино Австрии», а на втором — «покер». В шкафчике напротив покерного столика внимательные гости углядели старинный веер.

Музыкальная программа, как и на вечеринке Большого театра, была очень легкой и неутомительной. Вокальные номера перемежались русскими и австрийскими вальсами. Первый же вальс — «Голубой Дунай» Штрауса — госпожа посол предложила всем не только слушать, но и танцевать. Немцы и австрийцы сначала робели, но потом все-таки поддержали призыв, и выяснилось, что все они танцуют почти профессионально. Русские позориться побоялись. Но к четвертому вальсу соотечественники не выдержали и стали учиться танцевать прямо на танцполе.