Слушать новости
Телеграм: @gazetaru

Назарбаева, Кензо и 8 китайцев разного состояния

09.12.2011, 15:42

Божена Рынска о светских событиях недели

Московский бомонд становится все более и более взыскательным. И самые весомые персонажи позволяют себе светиться только на мероприятиях с политической, книжной и серьезно-музыкальной составляющей. Главным светским событием прошедшей светской недели стал концерт дочери президента Казахстана Дариги Назарбаевой в Большом театре.

Самая культурная светская неделя года началась с церемонии «Большая книга». Первый ряд блистал: два мегаолигарха — Михаил Фридман и Александр Мамут, рядом с ними действующий министр культуры Александр Авдеев, бывший министр культуры Михаил Швыдкой и глава Роспечати Михаил Сеславинский. Господин Мамут пробежал в зал перед самым началом церемонии, и его тут же облепил весь рой фотографов. Олигарх-хипстер из всего капиталистического колхоза самый «публикабельный», и потому любой выход в официальный свет превращается для него в ад.

На другой день в ЦДХ открывалась выставка дореволюционной детской иллюстрированной книги «Гирлянда из книг и картинок: детское чтение в дореволюционной России». Выставка прелестнейшая, как и все, что делает господин Сеславинский — известный книголюб и острослов. Сходить на нее надо обязательно. Чего стоит, например, такое название книги «8 китайцев разного состояния». Слабонервным и впечатлительным детям картинки к книжке Василия Жуковского «Как мыши кота хоронили» лучше не показывать, но дореволюционная «Книжка о ядовитых грибах для детей» станет могучим источником познания жизни не только для малыша, но и для его родителей.

Культурные мероприятия шли ромбом. В Москву приехал модельер Кензо, и если бы он устроил собственное дефиле, то черта лысого мы бы об этом написали: показы и моды нынче не в тренде. Но Кензо привез на выставку в галерею «Триумф» собственные картины. И это действительно картины, а не привычная разводка под кодовым названием «современное искусство». Культуру нагнетали в массы, и вечером в ресторане «Турандот» на ужине в честь Кензо играла совсем молодая пианистка — пятнадцатилетняя Канон Мацуда. Эта девочка живет в Москве с японской мамой и русским отчимом. Первое произведение, которое она исполнила, оказалось Листом. Напоминало оно игру главной героини рассказа Чехова «Ионыч»: «Екатерина Ивановна играла трудный пассаж, интересный именно своею трудностью, длинный и однообразный, и Старцев, слушая, рисовал себе, как с высокой горы сыплются камни, сыплются и всё сыплются». Только героиня Чехова упрямо ударяла по клавишам, а Канон Мацуда выхватывала звуки из инструмента. Пластика рук была такой хищной, что, казалось, пианистка сейчас вырвет пару клавиш. Ресторан наполнился грохотом. Обалдевшие гости следили за руками Канон Мацуда, как за цирковым трюкачом, но, конечно, само произведение больше подходило жюри какого-нибудь экзамена пианистов (ну, если надо проверить технику или отсеять кого), а не гламурным гостям. Напоследок Канон Мацуда с чувством заиграла Рахманинова, и стало очевидно, что она на самом деле замечательная музыкантша.

Празднование 20-летия независимости Республики Казахстан на новой сцене Большого театра соединило почти все атрибуты настоящего светского события: и музыка, и политика, и мелодекламация.

Перед началом концерта дочери президента Казахстана Дариги Назарбаевой на сцену вышел министр культуры Александр Авдеев и без бумажки произнес обаятельную речь. Голос его звучал профессионально проникновенно и сердечно, недаром господин министр столько лет оттрубил господином послом. Вслед за ним вышел представитель МИД России и в своей речи похвалил казахскую дипломатию. Из его речи мне запомнилось, что в советские времена переводчиками с корейского и китайского были как раз казахи.

Среди слушателей были Зураб Церетели, Филипп Киркоров, Александр Буйнов, Иосиф и Нелли Кобзон, Анита Цой, ректор МГИМО Анатолий Торкунов, ректор МГУ Виктор Садовничий. Из всего пула бизнесменов светской науке удалось опознать Фаттаха Шодиева и Мэлса Бекбосынова. В царской ложе удалось разглядеть Наину Ельцину и Татьяну Юмашеву.

«Какое, милые, у нас тысячелетье на дворе, восклицал удивленный Пастернак, озирая Переделкино из окна своей дачи!» — объявил конферансье Владимир Рерих. И только нежелание портить дипломатические отношения с Казахстаном удерживает меня от подробного описания его дальнейшего конферанса. Человек с внешностью Шалтая-Болтая так ловко и логично склеивал музыкальные паузы между вокализами, что в первые же десять минут концерта этому «Жоржу Бенгальскому» натурально хотелось отрезать голову. Первое отделение началось с народных казахских песен. Незнакомому с казахским колоритом человеку интересно было их послушать хотя бы даже и для галочки: вот, теперь и такое видел, и такое знаю. Но вообще у всех народов их народные песни красивые, особенно жалостливые. Непонятно только, почему профессиональные такие страшные.

Одна из народных песен бодренько рассказывала о том, как красавца казаха полюбила дочь русского человека Егора Маша. Песня исполнялась на казахском. А в буклетах у зрителей был русский перевод. Вполне чинный, понятный, нерифмованный. В устах конферансье эта история превратилась в невообразимый кунштюк (и где он взял этот перевод?! Сам, что ли, сочинял?!). Звучало это примерно так: «В Дудара влюбилась здорово несравненная Маша Егорова». По-моему, это очень смешно, но гости — состоятельные казахи и российские дипломаты — сидели с каменными лицами.

Завершая рассказ о концерте (а заодно и колонку), придется отвечать на вопрос, хорошо ли поет Дарига Назарбаева и с чего это вдруг старшая дочь президента Казахстана, сама по себе политический деятель, вдруг запела. Поет Дарига Назарбаева уже лет пять. Занимается классическим вокалом серьезно, с педагогом из Италии. Говорят, раньше не занималась, потому что поздно открыла в себе талант, но, я думаю, всю жизнь хотела быть певицей, да державный папа не пущал.

Теперь о самом вокале. Хотела сказать, что все девочки из приличных семей до революции так пели, но не скажу, потому что такой окраски меццо-сопрано не часто встречается. Некоторые ноты звучали не просто красиво, а удивительно красиво (особенно когда Дарига Назарбаева забывала стараться). Тем не менее еще пахать и пахать: голос пока что неуправляемый. На «Нет, не тебя так пылко я люблю» певица атаковала верхние ноты, припадала и вскрикивала на «тебя! пылко! люблю!», но зато показала шикарные низы. А в народных песнях низов вообще не было слышно, но остальные ноты — как по маслу. В целом красивый голос пока что существует вне сердца и вне зала, но это от старательности. Когда госпожа Назарбаева отпускала себя, в ней появлялась нежная лиричность. Но это если уж придираться по гамбургскому счету. А в целом Дарига Назарбаева имеет полное право заниматься этой профессией. Надеюсь как-нибудь услышать ее без микрофона, кстати.

С точки же зрения пиара Казахстана президентская дочь — оперная певица — это очень правильно. Это так же круто, как дочь-пианистка или дочь — хороший врач. Ну а исполнение дочерью президента советских песен с оркестром МВД тем более способствует приязни между двумя зажиточными странами.