Пенсионный советник

Альфа путинского кредита

Владимир Путин отчитал главу Альфа-банка за то, что крупные банкиры, получая дешевые деньги от государства, не двигают их дальше в экономику

Павел Сморщков, Сюзанна Камара 22.10.2008, 20:52
ИТАР-ТАСС

Владимир Путин отчитал главу Альфа-банка за то, что крупные банкиры, получая дешевые деньги от государства, не двигают их дальше в экономику. Они дожны чувствовать себя не коммерческими структурами, а «агентами правительства», объяснил премьер. Но одни призывы здесь вряд ли помогут.

Государство пытается надавить на банки, которым оно ссужает дешёвые деньги в рамках борьбы с кризисом ликвидности. 22 октября в Новосибирске премьер-министр России Владимир Путин заявил президенту Альфа-банка Петру Авену, что если коммерческий банк соглашается взять на депозит на беззалоговых аукционах деньги Банка России или Внешэкономбанка, он «в некоторой степени начинает выступать уже не как коммерческий банк, а как агент правительства».

Иными словами,

крупнейшие коммерческие банки должны действовать не в своих «эгоистических» интересах, как и положено в бизнесе, а быть проводником финансовой политики государства,

которая заключается в насыщении деньгами всех участников экономического процесса — других банков, реального сектора, населения.

«Ваши действия на межбанке (межбанковское кредитование) должны быть связаны с теми условиями, на которых государство вам предоставляет средства, — добавил Путин. — Нельзя завышать ставки».

Беспокойство госчиновников можно понять. «Условия выдачи кредитов сильно ужесточились, объемы резко сократились», — замечает начальник аналитического отдела УК «КапиталЪ» Сергей Карыхалин. А ведь для многих предприятий государственные деньги сейчас, по сути, единственный ресурс для развития, поскольку

долговой рынок находится в ненормальном состоянии. «Ставки на рынке облигаций третьего «эшелона» сейчас зачастую составляют трёхзначные цифры в годовом исчислении,

— подсчитывает аналитик ИК «ФИНАМ» Юлия Голышева. — По первому «эшелону» средняя ставка на этом рынке равняется 16,5%, что также является многолетним максимумом». Но даже и по «завышенным» банковским ставкам государственная помощь доходит не до всех.

«Многие предприятия из строительного сектора и девелоперские компании практически лишены возможности рефинансирования в банках,

у предприятий других секторов также есть сложности в получении кредитов, а ставки по некоторым данным находятся в диапазоне от 16 до 35% годовых в рублях», — замечает главный управляющий УК «УНИВЕР Менеджмент» Игорь Костырко. «Проблема, действительно, есть, — соглашается замруководителя аналитического департамента ООО «Совлинк» Ольга Беленькая. – Крупнейшие банки получают дешёвые ресурсы от государства для поддержки рынка, но не спешат делиться с остальными или кредитуют своих контрагентов из третьего круга по весьма высоким ставкам, т.е.

до основной массы банков ликвидность по-прежнему не доходит. Более того, часть средств, по различным данным, уходит на валютный рынок, усиливая отток капитала».

Но и скупость банков объяснима. «В высокие межбанковские ставки закладываются риски неисполнения обязательств, поскольку рынок по-прежнему парализован кризисом доверия, а гарантии по межбанку государство дает только трем госбанкам»,

– отмечает Беленькая. «Поскольку банк — это коммерческая организация, и цель её работы – это прибыль, естественно, банк вправе сам принимать решения, кому он даёт деньги, а кому нет, и по каким ставкам, — поясняет логику финансистов Костырко. — Ведь,

в конечном счёте, именно банк несет риск невозврата по выданным им кредитам, а не ЦБ, предоставивший ему временную ликвидность».

«Законодательство позволяет банкам для защиты от рисков вводить большое число «фильтров» при выдаче кредитов, — рассказывает Голышева. — Кроме того, они могут устанавливать ставки в индивидуальном порядке, учитывая риски каждого конкретного клиента. А методика оценки рисков у каждого банка своя— как правило, эти методики непубличны, так что могут появляться самые неожиданные ограничения». «В каждом банке своя система риск-менеджмента, поэтому кредитоспособность контрагента оценивается и в зависимости от этого принимается решение о кредитовании», — добавляет Карыхалин.

Авен тоже пытался доказать Путину, что банки действуют сообразно ситуации. «Мы берём деньги не для того, чтобы оставить их себе, а для населения», — оправдывался он. «Чтобы рефинансировать собственную задолженность и выплачивать проценты по депозитам, они должны выдавать кредиты», — напоминает Голышева.

Впрочем, у государства есть возможность усилить пользу своих вливаний для экономики.

«Можно установить ограничения по марже на рынке МБК (межбанковского кредитования – «Газета.Ru»), можно регулировать доступ банков к беззалоговым аукционам в зависимости от того, насколько активно они используют привлеченные ресурсы для межбанковского кредитования», — советует Беленькая. «Кроме того, государство, например, может предоставлять целевые кредиты наиболее важным системообразующим предприятиям в значимых секторах экономики напрямую через госбанки, – добавляет Костырко.

Впрочем, пока, похоже, государство продолжает верить в силу своего кошелька и действенность призывов. Премьер напомнил, что Центробанк уже выделил 400 млрд рублей для размещения на беззалоговых аукционах, и что ещё предусмотрен кредит в 950 млрд. «Центробанк уверяет, что этих действий будет достаточно, – отметил Путин. – И более того, они готовы предоставлять такое количество денег, которое потребуется коммерческим учреждениям».

Рано или поздно вливание госденег должно действительно улучшить доступ к деньгам и для промышленности.

«Рост предложения денег позволяет снизить их стоимость», – замечает Голышева. «Если ситуация в финансовом секторе стабилизируется, уровень ставок, по которым банки кредитуют предприятия снизится естественным образом под влиянием баланса спроса и предложения», – добавляет Костырко.

Вопрос лишь в том, когда это произойдёт. «Снижение ставок будет происходить с отставанием от процесса насыщения с лагом в несколько недель или даже месяцев»,

– предсказывает она. «Боюсь, что произойдет это не скоро», – соглашается Карыхалин.