«Честность стала валютой»: автор «Шопоголика» об экранизации новой книги

Софи Кинселла о фильме «Ты умеешь хранить секреты?»

Автор серии книг «Шопоголик» Софи Кинселла дала интервью «Газете.Ru» в преддверии выхода на широкие экраны 3 октября фильма по другой своей книге — «Ты умеешь хранить секреты?», в котором рассказала о том, как за последние 20 лет изменились представления о честности, любви и литературе.

— Вы уже видели фильм «Ты умеешь хранить секреты?» Что вы думаете о нем?

— Да, видела. Я даже была на съемочной площадке, так что, в общем-то, видела, как его непосредственно снимают. Я думаю, фильм очень свежий, смешной, теплый и романтичный, а [исполнители главных ролей] Тайлер (Хеклин) и Александра (Даддарио) просто фантастические! У них есть то, чего мне и хотелось от персонажей — мгновенный контакт, комичность…

Одной из основных задач, которые я перед собой ставлю, является написание комедий. И когда я смотрела фильм — я смеялась.

Я очень хотела, чтобы он произвел на меня впечатление, и когда в глазах у меня появились слезы, я поняла — да, этого-то я и хотела от фильма. Мне кажется, в нем очень много смешных моментов. Я написала эту книгу уже много лет назад, а она получилась современно.

— Какие были прототипы у Эммы?

— У ее образа не было какого-то первоисточника, но, я думаю, как и в случае с остальными персонажами, я в какой-то степени писала ее с себя. Ее неуклюжесть я взяла из своей собственной жизни. В книге есть две сцены, которые произошли со мной в реальной жизни.

Первая — где она разбрызгала напиток на очень важных людей — я случайно расплескала в Италии бутылку воды на журналистов, которые должны были брать у меня интервью, когда пыталась надеть куртку, но что-то пошло не так. Они оказались очень добры и рассмеялись, хотя могли бы прийти в ярость.

Вторая — когда у нее на улице расстегивается рубашка и все вокруг смеются. Опять-таки, это случилось со мной — я шла на мероприятие в Нью-Йорке, компания выдала мне одежду, которая по пути начала сползать. Это была плохая одежда, я не знаю, что это был за дизайн, но она расстегивалась сама по себе.

Но когда в моей жизни что-то идет не так, я говорю себе — «окей, я это использую». Поэтому все это досталось героине — он старается изо всех сил, она уязвима и забавна. Она — совсем не я, но кое-что я привнесла из своей жизни.

— В романе все пропитано духом тайны, у всех есть какие-то секреты. Мир видится вам окутанным тайной?

— Я хочу писать интригующие истории. Нет ничего более интригующего, чем секрет. Любопытно, что эту книгу я написала много лет назад, до интернета, до социальных сетей. Сейчас в мире, где мы моментально узнаем все обо всех, мы, будучи любопытными созданиями, хотим, чтобы нас удивляли, хотим удивлять сами, и когда мы все уже узнали, мы хотим узнать, что скрывается за следующей дверью.

Поэтому, мне кажется, мы создаем искусственные барьеры здесь и там — иначе все слишком открыто. А для романиста интереснее всего узнать — что скрывает волшебная коробка. Этим я и стараюсь заниматься — куда бы вы ни шли, вы думаете: а что за этим скрывается? Что там происходит? И это заставляет людей переворачивать страницы.

— Можно ли сказать, что природа секретов стала более искусственной с появлением интернета?

— Я думаю, что это большой вопрос. Это интересно. «Можешь ли ты хранить секреты?» — о честности, близости и о том, чем мы являемся, а не чем хотим казаться. Эмма паникует в самолете, поэтому она говорит факты не приукрашивая их и не обдумывая, это голая правда.

В сегодняшнем мире, когда мы постоянно проецируем свой образ, это становится все важнее — многие из нас редактируют свой образ. Часто это делается с добрыми намерениями, вам не обязательно быть нечестными, но вы берете 10 фотографий и выбираете лучшие. Вы делитесь счастливыми семейными фотографиями и прячете неудачные. А мир все больше и больше становится набором изображений. Я думаю, что честность становится валютой. Она необходима.

— Эмма раскрывает секреты, когда боится за свою жизнь. Существует мнение, что человек раскрывает свою истинную природу в экстремальных обстоятельствах. Но не являемся ли мы в большей степени собой в обычной жизни?

— Я смотрю на этот вопрос с точки зрения базовой психологии — чем больше ты открываешь, тем больше можешь проиграть. Но если вам нечего терять, если вы больше этого не боитесь — зачем что-то скрывать? Почему не открыться? Для нее это как последний способ получить ответы на вопросы, мучившие ее все это время.

— Мы чувствуем симпатию к Эмме благодаря тому, что узнаем ее секреты. Можно ли сказать, что люди склонны скрывать одно и то же, или Эмма относится к конкретному типу людей, чьи тайны нас притягивают?

— Очевидно, что у нас не те же секреты, что у нее. Но у нас есть похожие секреты — постыдные маленькие привычки, о которых мы не говорим. У нас есть тайные страхи, которые мы предпочитаем не раскрывать, часто относящиеся к нашей семье — этим, как мне кажется, особенно тяжело делиться.

У нас есть амбиции, которые мы предпочитаем скрывать, чтобы не выставляться. У нас могут быть пробелы в знаниях, о которых мы не хотим, чтобы узнали другие. В одном журнале есть отличная еженедельная колонка — «Есть слово, о смысле которого я стесняюсь спросить». У всех нас есть множество секретов. Они не такие, как у Эммы, но мы также переживаем за них — и в этом мы можем соотнести себя с ней.

— С момента выхода книги прошло 16 лет. Что произошло с ней за это время?

— Я девочка, которая любит концовки в духе «и жили они долго и счастливо», но я думаю, что Эмма до сих пор остается в их отношениях более открытой, а Джек… Он не то, чтобы скрывает что-то, он скорее придерживается мнения, что ей не нужно знать о его жизни, что ему не нужно обо всем ей рассказывать. Но они оба понимают, что делиться друг с другом переживаниями, быть равными и открытыми друг другу, даже на базовом уровне — необходимо.

— Прошло почти 20 лет после выхода первой книги серии «Шопоголик». Чувствуете ли вы, что читатели изменились за эти годы?

— Абсолютно. Я начала писать, когда у людей необязательно даже был мобильный телефон, не было интернета, а сейчас мы находимся в гораздо более плотном контакте. Мне кажется, произошли изменения в том, как мы видим мир. И это интересно — я собираюсь издать новую книгу серии, в которой Бекки, как и все остальные, изменила свои взгляды на многое — она старается быть этичной, не слишком много тратить денег на покупки, учитывать влияние своих поступков на мир.

Мне кажется, мы все много узнали о мире вокруг и прошли долгий путь, получив свою выгоду от технического прогресса, увидели негативную сторону этого прогресса. Для меня, как для романиста, каждый раз, когда в мире что-то меняется — это становится материалом. А меняется все — даже то, как мы находим любовь. И мне интересно это исследовать.

— Как изменился литературный мир за время вашей работы?

— Мне кажется, стал более открытым доступ к книгоизданию. Оно перестало быть жесткой структурой, где издатели решали, какая книга увидит свет. А сейчас свою книгу может напечатать любой, их можно публиковать в сети. Мне кажется, процесс стал более демократичным — любой может выразить себя, найти аудиторию. Это интересно.

Какие-то элементы меняются, какие-то остаются универсальными. Истории не меняются, юмор немного меняется — человек приспосабливается к новым условиям, но остается все тем же. Мир меняется, но что-то остается неизменным.

— История Эммы — универсальная или все-таки в большей степени характерная для Великобритании?

— Когда я пишу свои книги, я не думаю о том, кому они могут понравиться. Я их просто пишу и надеюсь, что где-то кому-то они придутся по душе. И то, как люди по всему миру смогли соотнести себя с Эммой — это потрясающе. Я думаю, что у нее есть универсальная установка, которая не зависит от того, где ты живешь и британец ли ты.

Это состояние человека, у которого есть свои заботы, надежды, друзья и который пытается построить карьеру. А такие люди похожи по всему миру. Я получаю письма от людей со всего мира, которые смеялись, когда читали эту книгу. Поэтому, мне кажется, она достаточно универсальна.

— «Умеешь ли ты хранить секреты?» стала вашим первым отходом от «Шопоголика» после выхода трех книг этой серии. Почему вы почувствовали необходимость рассказать историю о другом персонаже?

— Я люблю серию «Шопоголик», люблю Бекки — она как старый друг. Но мне нравится исследовать разные темы, есть что-то освобождающее в новых горизонтах, без багажа, без предустановок. Просто начать заново и подумать. Поэтому мне нравится создавать новых персонажей, новые книги, ставить новые вопросы.

— Эмма на протяжении книги нервничает и говорит больше, чем хотела бы, и это обладает терапевтическим эффектом для читателя. Рассматриваете ли вы свои книги как своего рода терапию?

— Я не пишу их с такой целью, но они делают эту работу. Я встречала многих читателей, которые находили в них поддержку, помощь для себя. Будь то сложная ситуация в семье, необходимость отстоять свое мнение, преодоление шоппинг-зависимости или трудоголизма. Я думаю, любая книга, которая вступает с нами в диалог, помогает нам. Вам может показаться, что моя основная цель — развлекать, но я думаю, что лучшие развлечения и лучшие комедии рождаются из правды.

— Эмма получает повышение, выдавая секрет своего дедушки, откровенное интервью Джека в конечном итоге приводит их к пониманию друг друга. Получается, что секреты по-настоящему помогают, только когда мы их раскрываем?

— Я думаю, что коммуникация — это ключ к эффективным рабочим отношениям, эффективным романтическим отношениям. Она позволяет преодолеть искусственные барьеры. Так часто, когда есть проблема на работе, в семье или в какой-либо другой социальной группе, ее корень лежит в недопонимании. Все коллеги Эммы действуют исходя из ложных установок. И члены ее семьи не понимают какую боль причиняют ей. Если выделять основную мысль этой книги, то она звучит так — «Просто общайтесь».