Любимица или любовница: что произошло между Сталиным и Орловой

Секретный ужин: какие отношения связывали Любовь Орлову и Сталина

О связях между главной звездой советского экрана Любовью Орловой и Иосифом Сталиным при их жизни ходили легенды, однако только сейчас благодаря спасению личного архива актрисы и ее мужа, режиссера Григория Александрова, мы можем с гораздо большей точностью говорить о характере их отношений. «Газета.Ru» рассказывает, о чем актриса говорила с секретарем ЦК ВКП(б) на закрытом ужине и почему засыпала одна.

Любовь Орлова происходила из старинного дворянского рода, после революции училась на хореографическом отделении Московского театрального техникума имени Луначарского, занималась музыкальным сопровождением немых фильмов. В 1926 году она вышла замуж за замглавы одного из управлений Наркомзема Андрея Берзина. Ее супруга арестовали по делу Трудовой крестьянской партии в 1930 году и сослали в Казахстан.

«Ее первого мужа, Андрея Берзина, чуть ли не штыками вынимали из супружеской кровати чекисты. Эта травма осталась у нее навсегда — она физически не засыпала с другим человеком. Она должна была спать одна», — записал об этом в своем дневнике ее второй муж, режиссер Григорий Александров.

После этого у Орловой случился роман с военным атташе Германии. Отношения с иностранцем могли серьезно повредить ей, и будущее актрисы оказалось бы под угрозой, если бы не вмешательство в ее судьбу знаменитого режиссера.

«Орлова была признательна Александрову за то, что тот фактически спас ее от лагерей после осуждения и ссылки первого мужа, а также после романа с иностранцем, сделав актрисой номер один в СССР. Александров держался за Орлову, потому что к ней благоволил Сталин, а ее имя было залогом успеха любого проекта», — рассказал в интервью «Аргументам и фактам» хранитель их архива Александр Добровинский.

По его словам, после ареста первого мужа у Орловой «развилась патологическая ненависть к Сталину», которому она не могла этого простить.

«Но сам Сталин, мне кажется, был довольно долго влюблен в нее. Я прочитал в дневниках, как однажды он пригласил ее на ужин. Орлова интуитивно понимала, чем должно закончиться это приглашение», — отметил Добровинский.

Во время этой встречи Орлова спросила о судьбе своего бывшего супруга, что вызвало крайнее раздражение Сталина. Больше он не предпринимал попыток ухаживания за ней.

«Сталин и Орлова даже знакомы были не очень близко. Изредка встречались на каких-то приемах — не более того. Хотя молва уже в 40-е года приписывала им любовную связь… Эта тема в нашей семье никогда не обсуждалась», — вспоминала племянница Орловой Нонна Голикова.

Говоря о том, как актриса относилась к главе СССР, она рассказала о случае, который произошел сразу после его смерти в 1953 году.

«Мне тогда было 13 лет, нас вывели на школьную линейку и сообщили об этом известии. Мы все рыдали! А потом я пошла ужинать к Орловой и Александрову, и за столом вдруг заговорили на эту тему. И тут Любовь Петровна тихо, но отчетливо произнесла: «Слава Богу, эта сволочь наконец-то сдохла!» — рассказала она.

В материалах киноведа Глеба Скороходова, опубликованных изданием «7 дней», на вопрос о том, была ли она любимицей Сталина, Орлова подчеркивала: «Любимицей. Но не любовницей! Чего только не сочиняли про нас, много я от этих слухов пострадала. Но ему просто нравились фильмы с моим участием».

Репрессии затронули множество людей, с которыми Орлова находилась в близких отношениях — помимо первого мужа, в ссылку были отправлены сценарист «Веселых ребят» и «Волги-Волги» Николай Эрдман и оператор этих фильмов Владимир Нильсен.

Жизнь в страхе и необходимость бороться за возможность работать нанесли Орловой множество душевных травм. В своих письмах она писала, что не может родить, так как уход за ребенком заставит ее уйти с экрана и развяжет руки ее врагам. Популярность давала ей и ее мужу безопасность.

Орлова сохранила благодарность к Александрову до конца жизни. Их брак часто называли фиктивным — ведь из-за обстоятельств ареста первого мужа даже на гастролях для них с супругом снимали два отдельных номера. Отдельные сомнения в характере их отношений вызывал и роман Александрова с Эйзенштейном.

«Действительно, в архиве Александрова сохранились эротические рисунки, которые позволяют предполагать, что между ним и Эйзенштейном имел место роман. В архиве сохранились и письма Эйзенштейна, которые недвусмысленно подтверждают это», — сказал Добровинский.

По его словам, после свадьбы супруги хранили абсолютную верность друг другу и мало обсуждали своих предыдущих партнеров.

«Орлова была настолько умна, что не задавала Александрову вопросов о том, что было до нее, боясь вызвать в нем комплекс из-за его отношений с Эйзенштейном. Да и он сам никогда не говорил с ней о своем прошлом», — отметил хранитель их архива.

Тем не менее, исследователи подчеркивают интимный характер совместных фотографий Орловой и Александрова, а также тон их переписки, предполагая, что ее первому мужу досталась «пылкая и страстная любовь», в то время как с режиссером великую актриса связало уже «зрелое и благодарное» чувство.