«Медведь с востока»: кого возмутили русские в «Очень странных делах»

Образ русских в «Очень странных делах» возмутил шведов

Появление в американском сериале «Очень странные дела» русских персонажей, которые оказались воплощением стереотипов времен «холодной войны» возмутило журналиста шведского издания. Он счел подобный сюжетный ход маркетинговой политикой, которая лишила оригинальности многие американские телепроекты.

Шведский журналист издания Flammen Эрик Хакинг выразил возмущение в связи с изменениями, которые претерпел сериал «Очень странные дела» в третьем сезоне из-за «вмешательства маркетологов» — в частности, в прицел его критики попало то, как авторы сериала изобразили на экране Россию.

«В третьем сезоне сериала Netflix «Очень странные дела» больше не разгадывают загадки, не предаются ностальгии и не сражаются со злом — все это окончательно подменил цинизм, реклама и стереотипы. Русские возвращаются!… На экраны — и не как экономический или политический игрок на международной сцене, а в качестве хладнокровного заклятого врага», — возмутился он.

По мнению Хакинга, ввести русских персонажей в качестве антагонистов создателям сериала позволила ориентированность проекта на ретро, поскольку до окончания перестройки в американском кинематографе советские «ученые, военные или боксеры», ненавидящие свободу, были главными выразителями безликого зла.

Таких персонажей, отметил он, вводили, когда нужно было наглядно продемонстрировать минусы «коллективного выбора» перед возможностью «заработать до смешного много денег», которую трудолюбивому индивидуалисту предоставлял капиталистический мир.

«Затем русские на несколько лет снова стали добрыми — пока вашингтонские экономисты разрабатывали программу перевода Москвы на рыночные условия. Ну а потом уроженцев России снова стали изображать в виде страшной угрозы всему свободолюбивому и мужественному миру», — подчеркнул Хакинг.

Такой разворот журналист объяснил нежеланием реальной, неэкранной России видеть американские военные базы на территории соседних стран.

«Поэтому логично, что в третьем сезоне сериала Netflix в стиле ретро «Очень странные дела» главным злодеем вновь стал «медведь с востока» — это и дань уважения рейгановским восьмидесятым, и отсылка к нынешней не менее напряженной политической ситуации», — признал он.

То, как стали восприниматься главные герои сериала по мере изменения его общей интонации он сравнил с ощущениями от чтения серии книг «Великолепная пятерка», посвященной приключения детей «настолько нахальных и самостоятельных, что так и хотелось, чтобы они попали в передрягу».

Он выразил сожаление в связи с тем, что проект «попал в ту же ловушку», что и большинство американских сериалов: авторы «прекрасного, свежего» первого сезона слишком чутко реагируют на критику, которая касается недостатков формы, подбора актеров и нехватки политической сатиры, «связанной, например, с трамповской Америкой», из-за чего решают пойти на компромиссы.

После внесения поправок, которые нацелены на то, чтобы телепродукт понравился «всем», он — как правило — перестает нравится кому-либо, подчеркнул Хакинг. Он добавил, что из-за этого «не остается и следа» от изначальной оригинальной идеи, а сценарий становится плоским и скучным. В качестве примера он привел сериал «Оранжевый – хит сезона».

«Вот почему драматургически совершенно не оправдано, что в третьем сезоне внезапно появляется крутая темнокожая девчонка и кое-какие гомосексуальные линии, а герои начинают постигать важность «женского единства». Все это — ни что иное, как вмешательство циничных маркетологов», — вынес он свой вердикт.

Возвращаясь к русским персонажам, журналист заявил, что большинство из них выглядят как «полные скоты», а те немногие симпатичные герои из России, которые все же появляются в сериале, «только и мечтают, как бы приобщиться к благосостоянию» западного общества. Они готовы сотрудничать с героическими американцами ради возможности «посмотреть мультик, прихлебывая молочный коктейль».

Хакинг предположил, что в четвертом сезоне создатели продолжат искать «завлекалки для семидесятников и восьмидесятников», вводя новых стереотипных злодеев – «латиноамериканких демагогов с угольно-черными усами», «арабов в очках-авиаторах и военной фуражке», или, что наиболее вероятно в свете торговой войны с КНР – «китайских супрезлодеев, которые захотят создать собственного ужасного монстра».