«Вы не рок-звезды»: Кори Тейлор о рэперах, попе и России

Безумие, тяжесть и мрак: Кори Тейлор о предстоящем альбоме Slipknot

Американский рок-музыкант Кори Тейлор в интервью «Газете.Ru» рассказал о российских концертах Stone Sour, предстоящем альбоме Slipknot, назвал своего любимого рэпера и обиделся на Канье Уэста.

— Чем отличается последний альбом Stone Sour «Hydrograd» от предыдущих?

— Я думаю, на этой пластинке у нас получилось обратиться к настоящей рок-н-ролльной истории. Мы осознанно заигрывали с прошлым, но не слишком серьезно. Мы смогли создать своеобразный сплав металических риффов с классическими квинтами, и мне кажется, эта идея сработала. Мы исследовали много различных направлений, и это помогло нам создать уникальный для группы альбом.

— В делюкс-издании есть кавер на песню Soundgarden «Outshined», — это не первый ваш трибьют Крису Корнеллу (фронтмен группы совершил самоубийство в мае 2017 года — прим. «Газеты.Ru»). Еще вы отдавали дань уважения Честеру Беннингтону из Linkin Park, наложившему на себя руки прошлым летом. В связи с этим вопрос: может ли музыка оказывать терапевтический эффект на человека? Ведь Крис и Честер, будучи большими артистами, в итоге так и не справились со своими проблемами.

— Я могу говорить за себя. Мне музыка помогает. С ее помощью я справлялся с депрессией. Музыка способствует ослабить внутреннюю боль, и иногда этого хватает. Бывает, все, что тебе нужно, — это взять небольшую паузу, и как раз в эти моменты музыка спасает. Многие люди борются с депрессией с помощью терапии, лекарств и даже наркотиков. Но я считаю, что музыка в этом случае помогает многим людям едва ли не лучше. Мы потеряли уже много музыкантов, которые так и не смогли побороть депрессию, но я убежден, что многим музыка помогла, и поэтому от нас не ушло еще больше людей.

— На официальном сайте Stone Sour сейчас можно увидеть русские слова и даже портрет Ленина. И у вас же еще есть татуировка с собственным именем на русском языке! Это какое-то особое отношение к России — или вам нравится советская эстетика?

— Причина, по которой у меня татуировка на русском, очень проста: мне очень нравится, как выглядит кириллица. Я помню, как впервые получил российскую визу примерно 12 лет назад, и мне настолько понравился ее вид, что я потом пошел в тату-салон и попросил мастера выбить свое имя с визы («Корей Тодд Тэйлор» — прим. «Газеты.Ru»).

Что касается нашего сайта, который сейчас оформлен в стилистике последнего альбома, то в нем есть русские мотивы. Даже в его названии есть. И я захотел, чтобы оформление сайта как-то это отражало.

— На Хэллоуин у Slipknot вышел новый сингл «All Out Life», и он звучит, как ранние записи группы вроде альбома «Iowa». Почему вы решили вернуться к корням?

— Это не было осознанным решением. Мы не садились все вместе и не решали, в каком направлении двигаться дальше. Мы просто следовали своему музыкальному настроению, а оно оказалось очень тяжелым и мрачным. Я сам в тот момент чувствовал потребность написать что-то, что буквально будет бить слушателя прямо в лицо своей агрессией. И могу сказать, что подобного будет много на новом альбоме Slipknot. Когда я услышал записанный материал, то сразу же подумал, что это именно то, что мне сейчас нужно. Просто на записи альбома так сложились обстоятельства, что на подсознательном уровне всем участникам группы требовался тяжелый звук.

--Расскажите о новых масках Slipknot. Что они символизируют?

— Я не могу говорить за остальных участников, но для меня маски всегда несли два значения: это отражение нашей музыки и личное перерождение. В маске я появляюсь перед аудиторией совершенно другим человеком. Мы все меняемся в течение жизни: растем, взрослеем, пересматриваем взгляды. На каждом альбоме я другой. Я меняюсь и эволюционирую вместе с музыкой. На предстоящем альбоме моя маска будет очень мрачной. Если мне удастся правильно передать настроение нашей новой музыки, это будет самая суровая и [долбанутая] маска за все время.

— Даже «хуже», чем в 2005-м?

— Да, еще «хуже»! Каждый раз, как я придумываю новую маску, за ней стоит определенное настроение. В этот раз, надеюсь, все будет очень и очень хорошо.

— Что вы думаете о современной популярной музыке? Сейчас рэп поднялся на невероятную высоту, и многие считают, что хип-хоп уже занял место рок-музыки. Что вы думаете по этому поводу?

— Это интересная тема. И у меня есть два взгляда на этот вопрос. С одной стороны, жанр есть жанр. Рок остается роком, а рэп — рэпом. С другой, нигде не сказано, что эти жанры не могут оказывать влияния друг на друга. На меня очевидно повлияло очень много направлений. Это рэп, панк, метал и даже кантри. И я очень горжусь этим, потому что стараюсь использовать в своем творчестве весь свой бэкграунд.

Тем не менее, если быть педантичным, то все эти названия представляют собой лишь условность. И рок-музыкантов, и хип-хоп-исполнителей можно легко назвать поп-звездами, потому что они популярны, и формально это будет верно. Однако у людей за многие годы сложилась в голове определенная система координат, и рок-звезду вряд ли можно назвать поп-музыкантом, причем сами исполнители, работающие в жанре поп, тоже будут не совсем довольны. Эти условности помогают нам понимать, что ожидать от того или иного артиста.

Все эти названия уже сложились в наших головах, и когда Канье Уэст предлагает себя номинировать в рок-категории, то это оскорбительно, потому что создается ощущение, что ему легко написать хорошую рок-песню. Это также работает и в обратном направлении, когда рок-музыканты выражают уверенность, что могут написать хороший хип-хоп. Я считаю, что к любому жанру надо проявлять уважение. И именно поэтому многие рокеры или панки так злятся, когда кто-то из хип-хоп-звезд начинает относить себя к рок-музыке.

Моя проблема с Канье, когда он называет себя величайшей рок-звездой, заключается в том, что это звучит слишком эгоистично.

Он говорит о себе такие слова, когда Пол Маккартни и Кит Ричардс здравствуют и продолжают делать новую музыку! Давайте сначала подождем 30 лет и посмотрим, будет ли он делать то же самое, что и они в их возрасте. Ты назвал себя величайшей рок-звездой, когда был жив Дэвид Боуи! Это оскорбительно.

— Есть ли кто-то из современных рэперов, которого вы могли бы назвать рок-музыкантом?

— На мой взгляд, Тек Найн — музыкант, который просто выносит всех на сцене. Он мой любимый хип-хоп-исполнитель на сегодняшний день.

— А каких рэперов вы еще слушаете?

— У меня в плейлисте очень много тех, на чей музыке я рос — NWA, Айс Кьюб, Айс Ти. Из относительно более молодых — Эминем. Его последний альбом [«Kamikaze»] очень хорош. В нем чувствуется какая-то злость и искренность. Мне невероятно понравились его диссы на всех этих юных карамельных и сладких рэп-звезд.

— В первый раз вы приехали в Москву больше десяти лет назад. Удалось ли вам тогда посмотреть город? И что вам больше всего понравилось в нашей столице?

— Мне удалось немного погулять по Москве. Но, по вполне понятным причинам, я уделил этому очень мало времени. Тем не менее, я смог посмотреть много мест в городе. В России вообще очень много красот, и не только в Москве. Санкт-Петербург просто великолепен. Я люблю путешествовать, особенно посещать разные исторические места. И мне очень повезло, что я стал музыкантом, потому что у меня есть возможность побывать в таком количестве стран и городов, о которых многие люди могут только мечтать.

Российский этап турне Stone Sour откроется 13 ноября в Ростове-на-Дону и завершится концертами в Санкт-Петербурге 15 ноября и в Москве 16 ноября.