Скайуокер, вот ваш меч

В прокат выходит фильм «Звездные войны: Последние джедаи»

Lucasfilm

В российском прокате — «Звездные войны: Последние джедаи» — второй фильм новой трилогии легендарной франшизы, в котором Люк Скайуокер долго не хочет брать световой меч, а режиссер Райан Джонсон реализует детскую мечту.

В далекой галактике по-прежнему неспокойно. Сопротивление собирает силы для борьбы с Первым Орденом, полагаясь в основном на смекалку летчика По Дэмерона (Оскар Айзек), способного разнести вражеский дредноут в составе малого летучего отряда.

Реклама

Бывший штурмовик Финн (Джо Бойега) выходит из анабиоза и тоже включается в борьбу. Генерал Лея Органа (Кэрри Фишер) продумывает план отступления на одну из заброшенных баз. Тем временем бывшая мусорщица Рей (Дэйзи Ридли) встречается с подавшимся в отшельники Люком Скайуокером (Марк Хэмилл), который разочаровался в джедаях после того, как не справился со способностями сына Хана Соло Бена — ныне наследника Дарта Вейдера Кайло Рена (Адам Драйвер). Кайло, в свою очередь, вступает в телепатическую связь с Рей в попытке перетянуть девушку на свою сторону и объединиться в борьбе с руководителем Первого Ордена Сноуком (Энди Серкис).

Вот уже третий год «Звездные войны» служат россиянам аперитивом перед неизбежными новогодними комедиями и неотвратимой «Иронией судьбы» по телевизору.

Бегущие по экрану желтые титры, световые мечи и разговоры о разлитой по галактике Силе действительно не утратили за четыре десятилетия своей магии и исправно создают праздничное настроение, вне зависимости от того, кто на сей раз заменяет Джорджа Лукаса у руля франшизы. Два года назад на этом месте был Джей Джей Абрамс, которому удалось подвести к сериалу достаточно электричества, чтобы он вполне жизнеподобно задрыгал ножками, подобно гальванизированному зверьку.

В прошлом году первый из серии спин-оффов «Звездных войн» — «Изгой-один» Гарета Эдвардса продемонстрировал, что в лукасовской вселенной еще достаточно энергии для новых историй, не нуждающихся в спекуляциях на ностальгических чувствах фанатов.

Однако если приглашение на место режиссера и исполнительного продюсера трилогии Абрамса выглядело безупречно просчитанным коммерческим шагом, то появление в режиссерском кресле Райана Джонсона смотрится даже не историей успеха, а настоящей волшебной сказкой. Джонсон дебютировал в нулевых в амплуа остроумного инди-режиссера с «Кирпичом» и «Братьями Блум», потом снял не слишком успешную «Петлю времени», после чего занимался, в основном, работой на телевидении.

При этом Райан — давний и преданный фанат «Звездных войн» и предложение, которое ему сделал Абрамс, стало для него чем-то вроде гиперпространственного прыжка.

Все это действительно важно понимать для того, чтобы представить, что ждет зрителя в кинозале. На первый взгляд, «Последние джедаи» продолжают линию «Пробуждения силы». Это тоже ностальгическое осмысление оригинальной трилогии, в общих чертах наследующее той же сюжетной канве. Однако Джонсон действует тоньше и в то же время напористее, чем Абрамс.

Там, где в «Пробуждении Силы» царила атмосфера встречи выпускников, в «Последних джедаях» искрится азарт взрослого мужчины, исполняющего заветную детскую мечту. Как и Абрамс, Джонсон — прежде всего, киноман, не способный избавиться от призраков любимых героев, но его режиссерская ДНК все же довольно сильно отличается от пообтесанного работой в больших франшизах автора «Пробуждения силы».

Lucasfilm

На практике это означает, что с одной стороны, здесь два с половиной часа все идет как полагается: бои в космосе и на земле (в том числе, на очень графичной красно-белой соляной планете в финале) и долгие взгляды сентиментальных борцов за все хорошее. А с другой: целый зоопарк любовно придуманных зверей (наш фаворит — деловитые рыбы с планеты, на которой окопался Скайуокер), совершенно терригиллиамовская планета-казино, великолепный межпланетный трикстер-заика, сыгранный Бенисио дель Торо и, конечно,

Люк Скайуокер, ведущий себя как ворчливые герои Джона Уэйна из классических вестернов.

Все вместе, пожалуй, не удовлетворит самых строгих фанатов франшизы. Джонсон все-таки слишком постмодернист, его фильм сделан, пожалуй, с излишним фанатским трепетом и вряд ли станет классикой. Но с другой стороны, все признания в любви, в общем, похожи друг на друга, но это нисколько не умаляет их ценности.

А «Последние джедаи», несмотря ни на что, даже у взрослого человека способны вызвать сильное желание помахать наедине с собой шваброй, воображая ее лазерным мечом.