Слушать новости

Революция в МУАРе

Что смотреть на выставке «Авангардстрой. Архитектурный ритм революции»

«Парабола» Ладовского, «Город солнца» Леонидова, «Летающий город» Крутикова, ДК Мельникова и братьев Весниных, фабрики-кухни и дома-коммуны — в Музее архитектуры им. А.В. Щусева открылась выставка «Авангардстрой. Архитектурный ритм революции». «Газета.Ru» рассказывает о самых ярких проектах экспозиции.

Графика, макеты, фотографии и архивные документы — на выставке «Авангардстрой. Архитектурный ритм революции», которая проходит в МУАРе, на фоне ярко-красных стен выставляются самые яркие, смелые и неординарные работы архитекторов-авангардистов 20-30х гг. Многие экспонаты показываются впервые.

Музей отмечает 100-летие Революции, вспоминает о том, как история изменила архитектуру, и что из этого получилось.

Авангард — уникальное направление, новый стиль в отечественной архитектуре, появившийся на заре советской власти. Архитекторы еще не боялись говорить о своих идеях, экспериментировали с геометрией, отсекали все лишнее, строили и создавали бумажные утопии. Власть, в не свойственной для России манере, некоторое время им не мешала и давала отдельным проектам путевки в жизнь. Так появились знаменитые на весь мир дома-коммуны, рабочие клубы, фабрики-кухни, ДК, универмаги и новый тип советского жилья.

«Газета.Ru» вспоминает главных революционеров в архитектуре, среди которых Константин Мельников, братья Веснины, Иван Леонидов, Георгий Крутиков, Николай Ладовский, Моисей Гинзбург, Илья Голосов.

Проект Института библиотековедения Ивана Леонидова

Первый зал экспозиции посвящен Ивану Леонидову — выпускнику ВХУТЕМАСа, архитектору, которого Ле Корбюзье называл «поэтом и надеждой русского авангардного конструктивизма». В центре зала — макет знаменитого дипломного проекта Леонидова «Институт библиотековедения им.В.И. Ленина на Ленинских горах», ставший открытием для современников на первой выставке современного искусства в 1927 году и одним из знаковых произведений мировой архитектуры. Есть мнение, что прообраз института Леонидова — Троицкий храм из села Бабино, где прошло детство архитектора.

В центре композиции — шар, аудитории которого разделены подвижными перегородками и рассчитаны на 4 тысячи человек. Штора-экран, по замыслу архитектора, должна была превращать купол шара в планетарий — «научный оптический театр». В вертикальном здании было задумано книгохранилище, в отдельных помещениях планировалось разместить лаборатории и кабинеты.

Проект не был утвержден, но оказал большое влияние на коллег по цеху. Идеи Леонидова нашли свое отражение в проекте памятника Колумбу Алексея Щусева, центральном ансамбле Всемирной выставки в Ньй-Йорке, проекте ратуши в Торонто финского архитектора Вильо Ревеля, Международном центре торговли в Нью-Йорке Минору Ямасаки, правительственном центре в Бразилиа Оскара Нимейера.

Из других известных нереализованных работ архитектора — «Дом Наркомтяжпрома» на Красной площади, «Город солнца», кинофабрика на Ленинских горах, клуб комбината газеты «Правда» и многие другие.

Проект Дворца труда братьев Весниных

Дворец труда, который задумывался как «грандиознейшее сооружение в мире», должны были возвести на участке между Манежной и Театральной площадями — на месте снесенной гостиницы «Москва». Во дворце планировали разместить Дом Советов, Дворец съездов, театр, дом культуры, горком партии, зал на 8 тысяч человек, народный университет, музей, столовую, обсерваторию, радиостанцию, библиотеку, гимнастический зал. Крышу хотели превратить в площадку для аэропланов.

В конкурсе Московского архитектурного общества принимали участие 47 заявок. Проект братьев Весниных с 20-этажной башней и висячим переходом занял третье место, но при этом стал единственной конструктивистской работой. Именно в этом проекте были отражены самые прогрессивные идеи своего времени.

Дворец не построили. Оказалось, что в существующих условиях ни один из конкурсных проектов реализовать было невозможно.

ДК им.Зуева Ильи Голосова

Один из самых известных в мире памятников конструктивизма. Здание, расположенное на Лесной улице в Москве, было построено в 1929 году по проекту архитектора Ильи Голосова и названо в честь казненного участника революции 1905 года, слесаря трамвайного парка Сергея Зуева.

В основе ДК — ассиметрично расположенные правильные геометрические формы. При ближайшем рассмотрении кажется, что здание как будто надето на стеклянный цилиндр, который находится в центре композиции. Внутри цилиндра — знаменитая «голосовская винтовая лестница», которая соединяет фойе первого этажа со зрительным залом.

В советское время в клубе располагалась театральная студия Книппера и детский сатирический театр «Еж». С 1998 года ДК — основная площадка театра «Квартет И».

Как следствие многочисленных перестроек первоначальных облик здания был утрачен: лоджии оказались утрачены, часть окон замурована, а стеклянная галерея снесена.

ДК им. Русакова Константина Мельникова

Константин Мельников построил в Москве 5 клубов, один из которых — клуб Союза транспортников Московского коммунального хозяйства — стал визитной карточкой архитектора и одним из самых знаменитых зданий в истории авангарда.

Свое название клуб, построенный для рабочих соседнего Сокольнического трамвайного парка и вагоноремонтных мастерских, получил в честь одного из руководителей Сокольнической организации партии Ивана Русакова. С 1996 года помещение занимает театр Романа Виктюка.

По своей форме ДК напоминает гигантскую шестеренку. Клуб стал первым в мире зданием, где балконы зрительного зала расположены снаружи в трех «зубцах-выступах». При строительстве клуба Мельников использовал самые прогрессивные на тот момент технологии: железобетонный каркас, систему трансформируемых перегородок, стеклянные окна-стены, которые могли разделять или, наоборот, совмещать несколько зрительных залов.

Между тем, окна плохо держали тепло, и после первой зимы были заложены. Со временем с фасада клуба исчезла надпись «Профсоюзы — школа Коммунизма», был ликвидирован и механизм частичной трансформации залов, изменены цвет и облицовка стен. В 2015 году здание было отреставрировано.

Дом Наркомфина на Новинском бульваре Моисея Гинзбурга

Знаменитый дом-коммуна Наркомфина Моисея Гинзбурга на Новинском бульваре, построенный в 1930 году для работников Народного комиссариата финансов СССР, стал не только революционным домом «переходного типа», но и ярким примером воплощения человеческой мечты своего времени. На каждую семью здесь приходилась отдельная квартира. Большинство квартир были двухуровневыми. Кухни, как и душевые, в привычном понимании отсутствовали — предполагалось, что жители будут питаться в столовой, а мыться — в общественных банях. В коммунальном корпусе, который соединен с основным переходом, размещались физкультурный зал, библиотека, детсад, прачечная. На верхних этажах был построен двухуровневый пентхаус для главы Наркомфина Николая Милютина. Пользоваться крышей при этом могли все жители дома: здесь принимали солнечные ванны, делали зарядку и наслаждались видами. На строительство было потрачено 10 млн рублей.

Дом построен на «парящих» колоннах, что, по замыслу архитектора, должно было придавать ему устойчивости при возможных оползнях — под домом течет речка Синичка. Благодаря колоннам, здание, четко ориентированное по сторонам света, прозвали «кораблем». По всему фасаду были устроены галереи. Предполагалось, что в коридорах жители будут общаться и отмечать праздники.

Полы в жилых комнатах были сделаны из дубового паркета, а в ванных — из пробкового дерева, которое потом заменили на кафель. Также в доме был проведен эксперимент по цветовому решению квартир, которым руководил профессор Хиннерк Шепер из Баухауса. Стены не оклеивались обоями, а окрашивались: для одних квартир выбирались теплые колеры, для других — холодные. Вся мебель в доме была стандартной, встроенной и складной.

Мечты о счастье разбились о советский быт, и в середине 30-х перестал работать коммунальный блок — жители предпочитали питаться дома. Галереи превратились в кладовки, а пространство между колоннами на первом этаже застроили.

К началу 90-х гг. здание обветшало и пришло в аварийное состояние. Дом трижды включался в список «100 главных зданий мира, которым грозит уничтожение». В 2014-м началась комплексная реконструкция, руководитель — архитектор Алексей Гинзбург, внук Моисея Гинзбурга.

«Летающий город» Георгия Крутикова

Дипломным проектом архитектора Георгия Крутикова стал «Летающий город». Главная идея проекта — приспособление воздушного пространства для нужд человечества.

«Город», по замыслу Крутикова, состоит из двух частей. Вертикальная — жилая часть — парит в воздухе и представляет собой параболоид. На его внешней поверхности размещаются жилые комплексы --трудовая коммуна, компактный дом-коммуна и жилище «гостиничного» типа. Горизонтальная — «производственная» часть — находится на земле, которую архитектор предлагал оставить для труда, отдыха и туризма. Связь между парящим жильем и землей осуществляется с помощью универсальной транспортной жилой ячейки-кабины, которая способна передвигаться по воздуху и земле, на воде и под водой, а также может подключаться к парящим в воздухе зданиям.

Безумный и дерзкий проект молодого архитектора, которого тут же прозвали «советским Жюлем Верном», стал сенсацией и вызвал много споров.

Поделиться:
Подписывайтесь на наш канал @gazeta.ru в Telegram
Подписаться
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть