Витька Чеснок и Никита Михалков в Крыму

В Ялте завершился второй международный кинофестиваль «Евразийский мост»

В Ялте закончился второй международный кинофестиваль «Евразийский мост». Парадоксальная конкурсная программа включила российские хиты и европейский артхаус, а фильмом закрытия стал потенциальный народный хит «Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов» с Алексеем Серебряковым в главной роли.

«Рад приветствовать вас в российском Крыму», — эти слова автора идеи фестиваля «Евразийский мост» Никиты Михалкова, сказанные на церемонии открытия, стали его лейтмотивом. Фестиваль в этом году проходил второй раз, и в Ялту, наконец, приехал избранный его президентом Виктор Мережко. Правда, прибыл он ближе к закрытию, что драматург и сценарист пытался компенсировать велеречивостью и вниманием к коллегам женского пола. Михалкову даже пришлось осадить товарища, чтобы и без того вышедшая из границ регламента церемония закрытия не затянулась до ночи. Сам Никита Михалков, впрочем, на церемонии закрытия говорил довольно долго.

Речь его касалась того, как Крым в советское время «переложили из одного кармана в другой», чтобы сейчас, наконец, вернуть в первоначальное состояние.

Фестиваль Михалков назвал символическим актом, демонстрирующим развитие вновь присоединенного к Российской Федерации региона. Слова эти звучали оправданием свободных мест в залах на церемониях и показах, а также того, что

фестивалю тяжело собрать под свои знамена не только иностранных кинематографистов, но и их российских коллег, опасающихся санкций.

Кроме того, в отличие от сочинского «Кинотавра», многие жители Ялты и гости города были не в курсе того, что у них под носом проходит какой-то киносмотр. С другой стороны, программа была сформирована довольно парадоксальным образом: призер «Кинотавра» народная мелодрама Кирилла Плетнева «Жги!» здесь соседствовала, например, со «Смертью Людовика XIV» Альберта Серра — блистательной, но в высшей степени авторской картиной. Все это, впрочем, пока что можно списать на болезнь роста и естественные сложности, которые, разумеется, нуждаются в скором преодолении.

Пока же странным выглядело и решение обоих (игрового и документального) жюри, которым пришлось выбирать из фильмов, будто бы не вполне предназначенных для соревнований друг с другом. Именно поэтому, кажется, программный директор «Евразийского моста» киновед Кирилл Разлогов предложил в следующем году ввести на фестивале приз зрительских симпатий.

Самыми яркими событиями фестивальной жизни с учетом всего сказанного стали открытие и закрытие — после церемоний показывали более или менее громкие достижения отечественного кинопрома из условного сегмента «зрительского» кино. Так, фильмом открытия стала космическая драма «Салют-7» Клима Шипенко, которая скоро выходит в отечественный прокат, а вот на закрытии показали картину, прокатная судьба которой пока неясна, хотя на фестивалях в Выборге и на Сахалине фильм уже получил первых поклонников как из числа зрителей, так и из профессиональной среды.

Фильм с длинным названием «Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов» снял режиссер-дебютант Александр Хант. Картина решена в стилистике черной народной комедии с налетом неизбежной для ищущих энергии режиссеров стилистики Квентина Тарантино.

По сюжету, гопник Витька Чеснок (Евгений Ткачук) вынужден везти парализованного отца рецидивиста (Алексей Серебряков) в дом инвалидов, дабы раздобыть деньги на собственную квартиру.

По пути паралич понемногу отпускает татуированного инвалида, а навстречу героям один за другим выходят былинные чудища во главе с матерым вором в законе в исполнении Андрея Смирнова.

«Витька Чеснок» пытается усидеть сразу на нескольких стульях: быть и бодрым «тарантиноидом», и социальной драмой (благодаря Серебрякову, фильм можно считать вольным сиквелом «Левиафана»), и артхаусным эстетским фильмом (выражается это в навязчивом красно-зеленом цветовом решении). Получается от случая к случаю. Хант несколько пережимает с фриковостью героев, отчего на них временами неприятно смотреть. В то же время режиссер явно пытается донести какую-то мораль, которая странно звучит от человека, измазанного бутафорской кровью и фальшивыми татуировками. С другой стороны, все эти претензии не имеют особого смысла, учитывая, что речь идет о дебюте. В любом случае, своего зрителя фильм непременно найдет — может быть, даже в Крыму. И фестиваль «Евразийский мост» в следующем году, возможно, тоже.