Пенсионный советник

Спокойные ночи «Гоголь-центра»

ОМОН и «Маленькие трагедии»: что происходит с «Гоголь-центром»

,
Артем Сизов/«Газета.Ru»

В «Гоголь-центре» начались показы «Сна в летнюю ночь» — масштабного спектакля по пьесе Шекспира, в фиктивности постановки которого следствие обвиняет бывшего генпродюсера «Седьмой студии» Алексея Малобродского. Корреспонденты «Газеты.Ru» провели несколько дней в театре накануне спектакля, чтобы выяснить, что происходит в «Гоголь-центре» и как работается его сотрудникам на осадном положении.

Фоторепортаж: Как живет "Гоголь-центр"

__is_photorep_included10760516: 1

«Каждый день у нас аншлаги, каждый день вы приходите сюда и поддерживаете нас. Это дает возможность работать дальше, жить дальше. Мы чувствуем вашу любовь, вашу поддержку. Ваши силы переходят к нам — это дает нам возможность выстоять», — говорит со сцены Кирилл Серебренников после спектакля «(М)ученик». Он обращается к полному в будний день залу в рамках «Акции солидарности театров и людей», устроенной в поддержку его коллег, находящихся в СИЗО по делу «Седьмой студии», — экс-генпродюсера Алексея Малобродского и бывшего главбуха Нины Масляевой.

Накануне днем в «Гоголь-центре» тишина, которая сменится зрительским щебетом ближе к вечеру. В этот день на сцене театра два спектакля — на малой сцене играют «Девять» по пьесе драматурга Валерия Печейкина, на большой — нашумевшего и даже экранизированного «Мученика» в постановке худрука театра. О том шуме, который здесь был в день обысков 23 мая, не напоминает ничего.

Реклама

Артем Сизов/«Газета.Ru»

«Двадцать третьего было по-настоящему тревожно — шли обыски, никто не понимал, когда они закончатся и будет ли возможность играть спектакли, — рассказывают в театре. — Но на рабочем процессе наше состояние, слава богу, никак не сказалось».

Мы проходим по фойе, стены которого расписаны «фресками» художника Петра Банкова и его команды. По словам представителей театра, приезда ОМОНа никто не ожидал.

«Люди пришли на работу, на йогу к 11 утра, а тут такое», — рассказывают артисты.

Из малого зала доносится монолог из спектакля «Девять», его исполняет артистка Юлия Гоманюк. «У нас и раньше аншлаги были часты, теперь они стали… очень часты, — рассказывают сотрудники театра. — В первые дни мы на спектаклях чувствовали какое-то удивительное единение со зрителями, какую-то феноменальную их сконцентрированность на том, что происходит на сцене. Важна всякая поддержка, но когда зрители приходят осознанно — это просто бесценно».

Из малого зала доносится монолог из спектакля «Девять», его исполняет артистка Юлия Гоманюк Артем Сизов/«Газета.Ru»
Из малого зала доносится монолог из спектакля «Девять», его исполняет артистка Юлия Гоманюк

А через несколько дней после акции силовиков в театре, рассказывают артисты, случился характерный эпизод — когда на поклонах администраторы раскрыли двери зрительного зала, никто, против обыкновения, не стал уходить. Зрители, не сговариваясь, остались на своих местах. Зато после появления на сцене худрука театра Кирилла Серебренникова зал встал и устроил артистам и их руководителю овацию.

Публика не в первый раз демонстрирует свою готовность поддержать «Гоголь-центр» ногами — в 2015 году, когда стало известно о том, что театр погряз в долгах, Кирилл Серебренников призвал публику помочь площадке самым доступным образом — покупать больше билетов. Призыв возымел действие — к настоящему моменту долги полностью погашены.

«Театр стал, конечно, более известен в Москве — и не только в Москве; любой таксист, узнав, что везет меня в «Гоголь-центр», демонстрирует полную осведомленность в происходящем, — говорит драматург театра Валерий Печейкин. — Так что у театра сегодня больше и поклонников, и вот таких «осведомленных» людей.

По фойе проходит Юлия Ауг — театральная актриса и режиссер, звезда отечественного независимого кино («Овсянки», «Интимные места»). В «(М)ученике» по пьесе Мариуса фон Майенбурга она играет мать главного героя, которого религиозный фанатизм доводит фактически до священной войны со всеми. «Мне очень нравится, что в нашем театре нет никакого переполоха, никаких эмоций — только ритмичный рабочий процесс, — говорит актриса. — Это значит, что театр занимается своим делом. И что у него такой крепкий скелет, который не сломать никаким политическим катаклизмам».

Юлия Ауг – театральная актриса и режиссер, звезда отечественного независимого кино Артем Сизов/«Газета.Ru»
Юлия Ауг – театральная актриса и режиссер, звезда отечественного независимого кино

Печейкин готовится читать зрителям небольшую лекцию о сегодняшнем спектакле. «Моя работа заключается в том, чтобы выстраивать коммуникацию со зрителем: рассказывать о спектакле, который они увидят. И поэтому я стараюсь все объяснять, все рационализировать в коротких и ясных формулировках, — говорит он. — Но мне сложно говорить о спектакле, который разыгрался здесь 23 мая. Ведь я пока нахожусь внутри этого действия. И у него явно несколько отделений, а пока — антракт».

Тем не менее свои предположения о том, что стало происходить с «Седьмой студией», у Печейкина есть: «Некая часть отечественной культуры наконец осознала себя как оппозицию тому, чем занимается «Гоголь-центр». И что она от этого осознания наконец перешла к открытому противостоянию, используя доступные ей механизмы. Административный ресурс, собак, проблесковые маячки».

Ваши творческие планы

Драматург Валерий Печейкин Артем Сизов/«Газета.Ru»
Драматург Валерий Печейкин

«Резонанс от событий был огромен, — вспоминает Печейкин. — Тем важнее, что на работе театра он фактически не сказался — артисты, творческие и технические сотрудники театра занимаются тем, чем и должны заниматься — репетируют и играют спектакли. Это дается им не настолько просто, насколько это звучит — играть в эти дни, работать в эти дни для людей тонкой, творческой душевной организации хоть и небольшой, но поступок. Я помню, что 23 мая я сам — несмотря на то, что ко мне Следственный комитет не приезжал — сильно переживал. Не знаю, как играть в этом состоянии. Поэтому я, наверное, и не актер».

На рабочий настрой ни самого Серебренникова, ни его театра драматичные события действительно не повлияли. В театре готовятся к сентябрьской премьере «Маленьких трагедий», которые худрук будет ставить на большой сцене. Летом Серебренников приступит к съемкам фильма «Лето» про отношения Виктора Цоя и Майка Науменко, лидера группы «Зоопарк», — сценарий был написан Михаилом Идовым и затем переработан режиссером; кроме того, Серебренников репетирует спектакль «Нуреев» в Большом театре. Артисты Филипп Авдеев и Шарфутдинов начали выпуск бумажной городской газеты «Белый шум». Артисты проводят читки по новым пьесам, готовится показ шекспировской лаборатории.

Генеральный прогон спектакля «Сон в летнюю ночь» Артем Сизов/«Газета.Ru»
Генеральный прогон спектакля «Сон в летнюю ночь»

После «(М)ученика» театр готовится ко «Сну в летнюю ночь» — иммерсивной постановке по знаменитой пьесе Шекспира. Это спектакль в полном смысле большой формы, и готовиться есть к чему — «Сон» играют по всему театру, ведя зрителей за собой, поэтому на время «блока» спектаклей все остальные постановки приостанавливаются.

«Сон» зародился на «Платформе» — опытной площадке нового отечественного искусства, находившейся на территории «Винзавода» и ставшей предтечей «Гоголь-центра». Играли в нем бывшие артисты «Седьмой студии», составленной Кириллом Серебренниковым из своего курса в Школе-студии МХАТ и затем перешедшей с ним в труппу «Гоголь-центра». Можно сказать, что спектакль перенесли с «Платформы» в «Гоголь-центр», хотя это будет не совсем точно — в новых помещениях фактически спектакль пришлось ставить заново, адаптируя к новым пространствам, хотя декорации постановка унаследовала.

Дело «Седьмой студии»

По иронии судьбы, именно этот спектакль стал причиной судебного преследования бывшего директора «Гоголь-центра» Алексея Малобродского — в «Седьмой студии» он, напомним, занимал должность генерального продюсера. И самого большого абсурда, с этим обвинением связанного, — на суде о мере пресечения экс-генпродюсеру сторона обвинения заявила, что премьера «Сна в летнюю ночь» была фиктивной, а в ответ на предоставленные защитой рецензии на спектакль заявила, что статьи «можно написать о чем угодно». Это вызвало смех среди публики, за который один из представителей общественности был даже удален из зала. Все это, а также личное поручительство режиссера Сергея Женовача и коллективное от Ассоциации театральных критиков — не помешало судье Пресненского суда отправить Малобродского под арест. Довод о наличии у продюсера гражданства Израиля оказался сильнее.

«Мы все в легком недоумении, — с печальной иронией в голосе сказал «Газете.Ru» после суда собеседник из числа работавших с Малобродским в «Седьмой студии». — Мы прекрасно помним, что у него как у генпродюсера не было права финансовой подписи. Каким образом он мог в составе организованной группы лиц заниматься выводом денег, если никак не мог ими распоряжаться?»

По версии следствия, Малобродский якобы при участии главбуха студии Нины Масляевой и директора «Седьмой» Юрия Итина через фирмы-однодневки вывел 2,3 млн руб. из тех 210 млн, которые по распоряжению правительства выделил студии Минкультуры на реализацию проекта «Платформа». Эти деньги были предназначены для создания декораций ко «Сну...», но якобы оказались вышеописанным способом украдены. Якобы — потому что генеральный прогон именно этого спектакля корреспонденты «Газеты.Ru» наблюдали своими глазами.

На это обвинение театральное сообщество отреагировало масштабной «Акцией солидарности театров и людей», прошедшей 28 июня. Сотни театров из нескольких десятков российских городов записали и опубликовали обращения в поддержку коллег, потребовали для них объективного расследования и меры пресечения, не связанной с содержанием под стражей. Кроме того, руководители театров, а также артисты выходили перед спектаклями на сцену, чтобы донести свою позицию до зрителей. В социальных сетях к ним присоединилось множество других театральных деятелей. Звучали предложения по конкретным конструктивным мерам — так, худрук Малого Драматического театра — Театра Европы Лев Додин предложил собрать путем краудфандинга те самые 2,3 млн руб., хищение которых инкриминируют Малобродскому. По мысли прославленного режиссера, это могло бы послужить залогом для подозреваемого — вне зависимости от исхода дела, государству был бы возмещен еще не доказанный ущерб.

Определенное настоящее и неопределенное будущее

19 июля у Малобродского и Масляевой кончается срок их первоначального ареста — суду предстоит решить, оставлять ли в СИЗО пожилого бывшего генпродюсера и страдающего хроническим заболеванием экс-главбуха. Одно известно — если это произойдет, театральное сообщество продолжит борьбу за освобождение их из-под стражи.

«Не могу сказать, что понимаю, что происходит. И никто не понимает. Есть точка зрения, что мы в театре столкнулись с неким абсолютным злом. Но это очень удобный ответ, а в жизни все сложнее. Кроме того, не стоит недооценивать случай и простую человеческую глупость, — говорит Валерий Печейкин. — Но чего нам точно сейчас не стоит делать — это выходить и комментировать следствие. Это настолько же контрпродуктивно, как если бы следствие вышло и стало комментировать искусство. Одно известно — спектакль «Сон в летнюю ночь» был, есть и будет в ближайшее время».

Фоторепортаж: "Сон в летнюю ночь" в Гоголь-центре

__is_photorep_included10760108: 1