Пенсионный советник

«Мы в финале чуть не померли от страха»

Кристиан Костов рассказал «Газете.Ru» о своем участии в «Евровидении-2017»

Кристиан Костов, участник «Евровидения-2017» от Болгарии Eurovision
Кристиан Костов, участник «Евровидения-2017» от Болгарии

На «Евровидении-2017» в Киеве победила Португалия, а участник из Болгарии Кристиан Костов, занявший второе место, сумел привлечь к себе едва ли не больше внимания, чем победитель. В интервью «Газете.Ru» он рассказал о том, как жить, если на тебя свалилась слава.

В финале «Евровидения-2017» Болгария и Португалия сражались между собой на равных. И хотя хрустальный микрофон все же достался португальцу Салвадору Собралу, выступавший за Болгарию Кристиан Костов ничуть не меньше радовался почетному второму месту. Вместе с ним радовалась добрая половина зрителей из России: после того как Юлию Самойлову отстранили от участия в конкурсе, родившийся и выросший в Москве Костов стал для них «родным» участником. 17-летний юноша, выступивший с песней «Beautiful Mess», вообще сумел отличиться на «Евровидении»: он стал самым молодым участником за всю историю конкурса и поставил абсолютный рекорд по количеству набранных голосов в полуфинале.

Реклама

— Вы наверняка общались с другими участниками Евровидения. Как там атмосфера? Чувствовалась конкуренция?

— Я ехал туда с мыслью о том, что мы все будем конкурировать, что вокруг — одни враги, а я должен их победить. Но когда мы познакомились с ребятами, мы стали одной большой семьей. Я не знаю, как было раньше, но в этом году атмосфера на «Евровидении» была главным. Мы все помогали друг другу: если кому-то плохо — другие бегут покупать лекарства, если проблемы со звуком — кто-то побежит сказать продюсерам, кто-то пойдет за звукорежиссерами. Это было мило.

— А вас кто-то конкретный поддерживал?

— Все абсолютно. Я, должно быть, единственный из участников, кому удалось подружиться со всеми без исключений.

— Что вы чувствовали, когда в финале сидели на этом замечательном полукруглом диване и видели, как одна страна за другой дает вам 12 баллов?

— Замечательным его не назовешь: мы там чуть не померли от страха. Все было очень эмоционально. Но я благодарен всем, кто голосовал за меня: я не ожидал такой поддержки. Знаете, мы ведь побили абсолютный рекорд «Евровидения» по количеству набранных голосов в полуфинале: набрали 93% всех голосов. Это рекорд истории «Евровидения»: никогда ни у одной страны, ни у одного участника не было такой поддержки. И это сделала не Селин Дион, а Болгария!

— Если бы вы не были участником, то за кого бы болели?

— На самом деле в этом году на «Евровидении» было много по-настоящему хороших, сильных участников. Но я бы, наверное, болел за Арцвик (Арцвик Арутюнян, участница от Армении. — «Газета.Ru»). Мы с ней давно знакомы, давно общаемся в Москве и даже праздновали вместе Новый год.

— Песня, с которой вы выступали на конкурсе, очень интересная с точки зрения музыкального решения, у вас там необычный ход на струнных инструментах... Для вас в музыке важно творчество, поиск оригинальности — или хитов, которые сделают вас популярным?

— Мне кажется, нужно найти золотую середину. Без хитов не на что жить и творить — а без хорошей музыки мы теряем себя. Я такой человек: никогда не был сугубо материальным — я преследую именно музыку. Это эмоции — это то, что нельзя купить. Мне есть что есть, есть где жить, и меня все устраивает на сегодняшний день. Меня действительно волнует только творчество: я буду участвовать в создании всех моих последующих песен, и ни одна не будет выпущена без моей нотки. Это мое решение.

— Большинство участников «Евровидения» выступают в стиле «поп». А свой музыкальный стиль вы как можете определить?

— Я большой поклонник живой музыки, живых инструментов. Но также я и поклонник электроники. Хотелось бы объединить это во что-то свое, в какой-то фьюжн между электронной и живой музыкой. Более низким голосом — не только верха, верха, сплошные верха. И, наверное, все-таки с поп-стилем одежды и танцев.

— Какой была ваша реакция на то, что СБУ Украины обнаружила, что вы выступали в Крыму? Был ли реальный риск покинуть конкурс?

— Никаких проблем с организаторами не было, если честно. Вообще ни с кем — никто ни разу даже не прокомментировал этот вопрос. Все скандалы по ТВ и так далее прошли мимо меня. Это нисколько не повлияло на нас — и тем более на результаты конкурса. Все было абсолютно честно: 615 баллов — это очень много. А о том, что я был в Крыму, я, честно, даже забыл. Я реально думал, что никогда там не был. Мне тогда было 14 лет — я этого почти не помню. Я был ребенком, и эта поездка не была выражением моего личного мнения: это было по договоренности с Первым каналом (Кристиан Костов выступал в «Артеке» как один из участников проекта «Голос. Дети». — «Газета.Ru») — нельзя было отказать. Кто же знал тогда.

— Что сейчас происходит с вашей карьерой в Болгарии? Там вы популярнее, чем в России?

— В Болгарии я сейчас как национальный герой. Меня тут все называют Левски. «Левски» — это футбольная команда, которая принесла Болгарии триумф в 1994 году. Сейчас каждая машина, которая проезжает со мной рядом, останавливается и незнакомые люди машут мне из окна. Не то чтобы фото хотят или что-то такое — просто благодарят за то, что я сделал. Я считаю, что Болгария заслуженно оказалась на таких высоких позициях: весь народ правда объединился и голосовал.

— Жить на два дома, в Болгарии и в России, довольно сложно. Быт и ментальность какой страны вам ближе?

— Наверное, все-таки России. Я там родился и рос, я чувствую себя скорее русским, нежели болгарином. Хотя нет, на самом деле я чувствую себя человеком мира. Я не могу сказать, где мне лучше: здесь я как дома, там я как дома — сейчас я путешествую по Европе и везде чувствую себя хорошо. Наверное, разнообразие менталитетов в моей квартире, в моей семье сильно на это повлияло: у нас и мусульмане, и христиане, и кого только нет. В семье все праздники отмечаются, ко всем культурам относятся с уважением и с каждым мнением считаются, даже с мнением пятилетнего ребенка.

— Есть ли у популярности в таком юном возрасте обратная сторона?

— Я чувствую себя неуверенным. Я боюсь выйти на улицу, боюсь, что не смогу постоять за себя, если что-то случится. Очень редко я могу отличить тех людей, что желают мне добра, от тех, кто желает мне зла, — наверное, я какой-то слишком добрый. Бывали случаи, когда за мной следили, провожали до дома — я не замечал — и элементарно угрожали. У популярности есть обратная сторона, конечно: я пока не понимаю, кому стоит доверять, а кому — нет.

— Можете ли вы поделиться советом для юных участников проекта «Голос. Дети», которые хотят добиться большего, чем быстро проходящая слава участника телешоу?

— Как действовали лично мы: сразу, как можно быстрее, выпускать что-то новое, задерживать публику чем-то интересным, делать что-то свое и много-много общаться с людьми. Публику нужно держать в своих руках, нельзя никого отпускать: у тебя сегодня она есть, завтра — нет, ребята потеряли интерес. Поэтому нужно сразу же, с первых же дней держать все под контролем и давать людям новую пищу для размышлений. И еще быть собой, выделяться, не стесняться своих причуд: например, у меня зубы неровные, есть щербинка между зубами, и все говорят мне: «Убери, убери». Я окончательно решил, что не буду этого делать. У каждого человека есть что-то свое, чем он может и должен гордиться. А еще не нужно бояться того, о чем мечтаешь: я смело сказал, что хочу наполнить стадион «Уэмбли». Я говорю об этом не как о детской мечте, я просто правда в это верю и буду идти к этому всеми усилиями. Если ты стараешься и много работаешь, все вернется к тебе. Вот мы работали не покладая рук несколько лет, и все пришло к тому, что я занял второе место на «Евровидении». Всему свое время, нужно только быть терпеливым.