Пенсионный советник

«Мой герой — крутой парень с большим сердцем»

Майкл Рукер рассказал «Газете.Ru» о работе в «Стражах Галактики. Часть II»

Майкл Рукер в роли бандита Йонду. Кадр из фильма «Стражи Галактики. Часть 2» (2017) Marvel Studios Inc.
Майкл Рукер в роли бандита Йонду. Кадр из фильма «Стражи Галактики. Часть 2» (2017)

Актер Майкл Рукер рассказал «Газете.Ru» о работе над второй частью «Стражей Галактики», изменениях в образе бандита Йонду и влиянии на него южного акцента, а также о принципах выбора ролей и различиях между нынешними боевиками и классикой восьмидесятых.

В российском прокате — вторая часть космокомикса «Стражей Галактики», поддержать которую в Москву приехали режиссер Джеймс Ганн, актриса Пом Клементьефф, сыгравшая инопланетянку Мантис, и исполнитель роли синекожего бандита Йонду Майкл Рукер. «Газета.Ru» побеседовала с Майклом, который знаком зрителю не только по «Стражам», но и по таким фильмам, как «Скалолаз» или «Море любви», а также по сериалу «Ходячие мертвецы».

Реклама

— В чем для вас ключевые различия между первыми и вторыми «Стражами Галактики»?

— О! Их очень много! Вы же видели фильм?

— Да, конечно.

— Герои предстают совсем в новом свете — особенно мой Йонду. После первого фильма зрители, я думаю, решили, что он просто отмороженный бандит, которым руководит только гнев и его скверный характер. Во второй части оказывается, что в нем скрыто куда больше граней. События фильма заставляют его грустить, сожалеть о том, как сложилась его жизнь.

Знаете, бывают моменты, когда ты понимаешь, что жизнь прожита, а гордиться в ней почти нечем.

Это сложное открытие, и еще сложнее его принять. Но если это удается, то обязательно есть возможность искупления — это как раз то, что происходит с Йонду. Ничего подобного в первом фильме не происходило. Я когда прочитал сценарий, стал думать: как я вообще буду это играть? В этом был вызов, который мне очень понравился. Вообще, для меня лично чем сложнее, тем лучше.

— Были какие-то детали образа Йонду, которые вы придумали помимо сценария?

— Полно! Тут надо понимать, как мы с Ганном работаем над ролью. Он изначально сочиняет общий каркас персонажей, но радуется, если мы используем написанное в качестве источника вдохновения для импровизаций. То есть я читаю то, что написал Джеймс, а потом пропускаю через себя и решаю, как это должно звучать и выглядеть на экране. Например, я — южанин (Рукер родился в городе Джаспер, штат Алабама. — «Газета.Ru»). И мы решили, что Йонду будет говорить с южным акцентом и использовать южные обороты.

Так, вместо того чтобы сказать «Yeah, man», я говорю «OK, Y'all».

И таких изменений очень много — вроде бы это мелочи, но герой от таких штук оживает на глазах.

— Кстати, зрители знают вас благодаря фильмам «Генри: Портрет маньяка-убийцы», «Скалолаз», и в то же время вы в последнее время работали в «Ходячих мертвецах» и «Стражах Галактики». Как вы выбираете роли? Есть ли у ваших героев что-то общее?

— Если честно, понятия не имею (смеется). Причины всегда разные, они сильно различаются в случае с каждой следующей ролью, а выбор я делаю во многом интуитивно. Вообще, мне присылают кучу сценариев, я всегда соглашаюсь прочитать и трачу на это чертову прорву времени — вы себе даже не представляете сколько. И вот я сижу, читаю и жду, когда меня зацепит, ищу крючок, который попадет мне в сердце. Так что говорить о том, что общего у моих героев, очень сложно, я про это никогда не думал, но вообще вопрос интересный… (Пауза.)

Наверное, все мои герои — крутые парни с большим сердцем.

Я люблю, когда персонаж резко меняется под воздействием обстоятельств, обнаруживает новые грани, черты, свойства, эмоции, делает что-то, чего от него никто не ждет. Больше всего я люблю, на самом деле, не драки, а психологически сложных героев. Верный признак того, что я соглашусь на роль, — если в процессе чтения я вдруг думаю: «Черт! Как же это сыграть?»

— Вы уже очень давно в кино, чувствуете разницу между боевиками 80-х и 90-х и картинами, в которых приходится сниматься сейчас?

— Оу. Это долгий разговор. Вообще, сегодня выходит много фильмов, которые похожи на картины восьмидесятых и девяностых, — «Пассажиры», например, смотрели? Ну вот. Еще сейчас

снова становится популярным полицейское кино — это тоже восьмидесятнический жанр.

С другой стороны, лучшие достижения тех лет кочуют из эпохи в эпоху. У меня сейчас такое часто бывает: смотрю какой-то новый фильм и вдруг понимаю, что уже видел этот сюжетный поворот или такую же погоню давным-давно! (Смеется.) С другой стороны, это же нормально. Вот вам же меньше лет, чем мне, — вы, возможно, тех фильмов не видели, так продолжается традиция — это круто. Что же касается различий, то главное — боевые сцены. Должен признаться, что меня дико бесит, как сегодня снимают драки! Ведь раньше было как. Ты видел каждое движение, чувствовал вес каждого отлетающего в стену тела (на этих словах Рукер встал и начал носиться по комнате, показывая боевые приемы. — «Газета.Ru»). Это было захватывающе! Сегодня же герой делает полдвижения — и враги уже разбросаны по углам: полный отстой!

Кадр из фильма «Стражи Галактики. Часть 2» Marvel Studios Inc.
Кадр из фильма «Стражи Галактики. Часть 2»

— Ну и напоследок скажите, как вам кажется, есть шанс на то, что Йонду вернется в следующих фильмах?

— Да черт его знает (в это же самое время режиссер Джеймс Ганн в соседней комнате рассказывал, что возвращать Йонду не собирается. — «Газета.Ru»). Я, конечно, хотел бы, но это полностью зависит от Ганна, а он сам еще не знает, что напишет в сценарии, уверяю вас. Это как у художника: сделал набросок — выкинул, еще один — выкинул. Вот так же у него со сценариями, посмотрим.