Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«Рынок фильмов мертв»

Немецкий режиссер Уве Болл объявил о завершении карьеры

Иван Акимов 27.10.2016, 15:12
Уве Болл с актерами, исполнившими роли президента США Джорджа Буша и террориста Усамы бен Ладена в... Chris Helcermanas-Benge/Event Film
Уве Болл с актерами, исполнившими роли президента США Джорджа Буша и террориста Усамы бен Ладена в фильме «Постал» (2007)

Немецкий кинематографист Уве Болл уходит из профессии — самый худший режиссер в истории кино потерял возможность зарабатывать на своих фильмах из-за падения продаж DVD.

Уве Болл, самый знаменитый в мире экранизатор компьютерных игр и просто самый плохой режиссер современности, объявил об уходе из кинематографа. В интервью канадскому изданию MetroNews постановщик посетовал на то, что продажи DVD и Blu Ray в мире за последние три года упали на 80%, что не позволяет ему финансировать новые картины.

«Рынок мертв. Сейчас уже невозможно заработать на фильмах… И поэтому я просто не могу больше себе позволить снимать кино», — сказал Болл, добавив, что сам финансировал свои ленты. Возвращаться же к производству дешевых, «студенческих» картин режиссер не собирается: «Это стыдно».

Прощальным фильмом 50-летнего Уве Болла станет «Ярость 3», продолжение истории идейного убийцы, начатой в 2009 году.

Уве Болл прославился — если так можно выразиться — в начале 2000-х годов. Работать в кино он начал лет за десять до этого, снимал трешевые ужасы и триллеры, а в 2005 году выпустил свою первую экранизацию видеоигры «Один в темноте» (Alone in the Dark). Дальнейшее развитие событий больше напоминало конвейер — в том же году Болл экранизировал «Бладрейн» (BloodRayne), через пару лет — «Во имя короля: История осады подземелья» (по мотивам игр серии Dungeon Siege), «Постал» (Postal и Postal 2) и «Фар Край» (игра Far Cry). Поклонникам игровых серий его экранизации резко не понравились, негативные отзывы множились и множились, что только прибавляло Уве Боллу славу — пусть и не совсем такую, на которую он, наверное, рассчитывал.

Он снимал и другое кино, которое к играм никакого отношения не имело, — например, «Дарфур», «Макс Шмелинг: Боец Рейха», «Освенцим» или ту же «Ярость», но количество нападок от смены темы особо не зависело. В принципе, только «Ярость» удостоилась более или менее приличных отзывов (рейтинг на imdb — 6,3) зрителей.

В принципе, все, что говорили об Уве Болле и его фильмах, правда — даже делая скидку на то, что первыми, а впоследствии и самыми преданными критиками режиссера были фанаты компьютерных игр, которым вообще редко нравится то, как их любимых героев показывают на большом экране. Даже недавний «Варкрафт», который снимал Данкан Джонс, а сам процесс съемок очень въедливо контролировала компания Blizzard, получил свою порцию разгромных отзывов — и орки не так ходят, и грифоны не туда летают, а Медив, в частности, и Каражан в общем сами на себя не похожи.

В случае Уве Болла все претензии были обоснованны. У него, конечно, никогда не было столько денег, сколько выделили на «Варкрафт» (хотя на «Историю осады подземелья» он потратил $60 млн), а его маниакальное стремление экранизировать как можно больше видеоигр вызывало как минимум уважение.

Но в результате всех усилий Болла получалось нечто, мягко говоря, не слишком выдающееся.

Конечно, ориентироваться на отзывы профессиональных критиков, мнения которых коллекционирует Rotten Tomatoes, будет не совсем правильно — они привыкли совсем к другому кино, а потому те работы Уве Болла, что попадали в поле их зрения (далеко не все, разумеется), оценивали очень низко. Так, «Сумрак разума» (Blackwoods) получил от них лишь 11% «свежести» (доля положительных отзывов), «Один в темноте» — вообще 1%, а «Бладрейн» — 4%. Впрочем, это было в середине нулевых, а в новом десятилетии отношения Болла и критиков почти нормализовались — «Нападение на Уолл-стрит» (2013) получил уже 25% хороших рецензий.

С наградами у Уве Болла, конечно, тоже все было плохо.

У него, правда, есть приз за лучшие спецэффекты, полученный на кинофестивале хоррора в Нью-Йорке за фильм «Сид: Месть восставшего», но чаще его имя упоминалось в связи с теми премиями, которые отмечают худшие достижения в кинематографе. Так, Болл дважды стал лауреатом Stinkers Bad Movie Awards — за «Один в темноте» и «Бладрейн», причем оба раза с формулировкой «худшее чувство режиссуры (остановите их, пока они больше ничего не сняли)». Он трижды был номинирован на «Золотую малину» — за те же «Один в темноте» и «Бладрейн», а также как актер — за «Постал» (худшая экранная пара — Уве Болл и кто или что угодно еще на площадке). Две «Малины» он, впрочем, получил — одну как режиссер сразу за три фильма («Туннели смерти», «Постал» и «Во имя короля: История осады подземелья»), а вторую по совокупности заслуг перед кино, как немецкий ответ на существование Эда Вуда (в свое время признанного худшим режиссером всех времен и народов).

Сам режиссер на критику внимание, конечно, обращал — в 2006-м даже предложил всем, кто недоволен его фильмами, встретиться на боксерском ринге (он даже выиграл в одном поединке), а в 2008-м в первый раз задумался о том, чтобы оставить режиссуру — если петиция на эту тему соберет необходимое количество подписей. Не собрала.

Кроме всего прочего, фильмы Уве Болла ни разу не окупились в прокате.

Правда, справедливости ради, они и в широкий прокат выходили не слишком часто, и дело, видимо, было не только в их художественных достоинствах. Так, широкий прокат «Постал» в США (планировалось полторы тысячи кинотеатров) был отменен в последний момент из-за решения владельцев киносетей. Сам режиссер посчитал, что дело в политическом содержании фильма (который начинался с момента атаки террористов на башни ВТЦ 11 сентября 2001 года), и заявил, что кинотеатры просто испугались. В итоге «Постал» вышел сначала ограниченным тиражом в четырех кинотеатрах (на пике — было 21) и так ничего и не заработал.

От разорения и гнева инвесторов Уве Болла спасало законодательство Германии, касающееся финансирования кинопроектов, — в середине нулевых эта страна пыталась поднять собственный кинематограф с помощью различных налоговых льгот. Это желание государства (и принятые по случаю законы) позволяло продюсерам не очень много терять даже на убыточных проектах — часть денег возвращалась в случае, если фильм не окупался в прокате, а продажи на DVD не учитывались вовсе. В последнее время законы стали строже, и бездумно швырять деньги в пропасть кинопроизводства уже никто не спешит. Ситуация же с продажами дисков действительно такая, какой ее описал режиссер.

Конечно, слава «худшего режиссера в истории» сама по себе является неплохим достижением за 20-летнюю карьеру, но и быть твердо уверенным в словах Уве Болла о том, что он окончательно расстается с кино, пожалуй, не стоит. Придумать новую схему финансирования своих работ он, наверное, в состоянии, возможно, ему придется немного придержать свои творческие порывы и перестать делать по пять проектов в год, а, как и многие его коллеги, перейти на нормальный цикл производства фильмов — хочется надеяться, что тоже нормальных.