Пенсионный советник

«Плохие девчонки способны заполучить аудиторию»

Звезда «Отряда самоубийц» Марго Робби ответила на вопросы «Газеты.Ru»

Елизавета Чаленко 04.08.2016, 17:18
Марго Робби в фильме «Отряд самоубийц» DC Comics
Марго Робби в фильме «Отряд самоубийц»

Марго Робби — одна из самых многообещающих молодых звезд Голливуда. После премьеры блокбастера «Отряд самоубийц» «Газета.Ru» расспросила исполнительницу главной роли о том, как проходили съемки, как устроиться в мире комиксов и почему вредно играть слабых женщин.

Красота австралийской актрисы Марго Робби в жизни поражает так же, как и на экране. История ее успеха похожа на сказку про Золушку. Простая девочка из австралийской деревушки приехала в Голливуд и стала звездой вселенских масштабов. В новой картине студии Warner Bros «Отряд самоубийц» актриса сыграла Харли Квинн — суперзлодейку Вселенной DC Comics, первоначально появившуюся в мультсериале про Бэтмена в 1992 году, а позже адаптированную к комиксам. По сюжету Харли влюблена в Джокера и является его главной сподвижницей, которая, как и ее любимый, ненавидит Бэтмена и его команду.

— Марго, помните момент, когда вы поняли, что ваша жизнь в корне изменилась?

— Я помню, как проснулась однажды утром у себя на ферме в австралийской глуши и твердо решила изменить свою жизнь. Я прямо почувствовала, что мое предназначение где-то там, ждет меня. Через несколько недель после этого я перебралась в Мельбурн, где начала играть мелкие роли и чуть было не погрязла в съемках мыльных опер. Еще через пару лет я купила билет в Лос-Анджелес в один конец, потратив половину скопленных средств. Приехав в Голливуд, я думала, что буду еще года три сидеть без работы. Но судьба была ко мне благосклонна. Моим первым фильмом стал «Волк с Уолл-стрит» Мартина Скорсезе.

— После роли в фильме «Волк с Уолл-стрит» вас, наверно, засыпали предложениями?

— Многих продюсеров и режиссеров впечатлило то, что первую свою важную роль я сыграла именно у мэтра Скорсезе. Но, к моему огорчению, все предлагаемые роли ограничивались амплуа «роковой женщины» и были психологически несложными. Все видели во мне просто красотку с забавной мордашкой. Еще на «Волке» я почувствовала стремление сломать стереотип позиционирования женщин на экране с точки зрения сексуального объекта и пообещала себе, что буду сниматься только у тех режиссеров, которые понимают все тонкости женской психологии.

Я стараюсь следовать этому принципу. Для меня это важно. Мои героини должны быть сложными, неоднозначными. У них должен быть непростой жизненный путь. Мне нравится играть персонажей, которые начинают свою историю, будучи одной личностью, а заканчивают уже другой. Ведь и мои идеалы и чувства постоянно меняются. В этом смысле я благодарна Дэвиду Эйру, который смог прочувствовать Харли на таком уровне, на котором смог бы это сделать только независимый режиссер. Дэвид всегда цеплял меня реалистичными лентами, в которых особенно сопереживаешь героям.

— Говорят, вы отказываетесь играть слабых женщин…

— Я отказываюсь играть женщин, теряющихся в трудных жизненных ситуациях, в беде. Моя героиня должна все время отстаивать свои принципы, она должна драться, чтобы выбраться из любой передряги. Еще она должна быть сообразительной и хитрой. Если она не такая, с ней что-то не так. Не поймите меня неправильно, я не жалуюсь и не наглею. Я благодарна за все то, что мне преподнесла судьба в последние годы. Моя жизнь круто изменилась, и это главное. Но я хочу использовать этот шанс, чтобы побороться за женщин во всем мире, которых беспардонно дискриминируют по гендерному признаку на экране. Сейчас уже ситуация меняется к лучшему. Думаю, это уже не секрет, что сейчас индустрия все больше и больше склоняется к женским персонажам. Мне очень нравится, что у женщин появляется право голоса. Наконец владельцы студий поняли, что женщины тоже ходят в кино, а не только мужчины. Так почему бы не обращаться и к ним?

— С кем из звездного «Отряда» вам больше всего понравилось играть?

— Мне, конечно, было приятно вновь воссоединиться с моим коллегой Уиллом Смитом. Но если честно, все были просто прекрасные. Это раньше в Австралии я думала: «Если эти мелкие артисты ведут себя так надменно, как же себя тогда ведут всякие там ДиКаприо?!» И знаете что? Такие профессионалы, как Лео, Уилл, Крис и другие звезды класса А, ведут себя куда более скромно, чем те, кто снимается в мыльных операх в Мельбурне.

— Расскажите про главный вызов, который вам пришлось бросить самой себе во время съемок «Отряда самоубийц».

— Мне пришлось научиться задерживать дыхание дольше чем на пять минут. Этот навык нужен мне был для того, чтобы сняться в сцене, в которой Харли тонет под водой. Задерживать дыхание меня учил настоящий мастер, профессиональный пловец. Он учил меня медитировать под водой, для чего нужно было понять, как снизить скорость своего метаболизма. В какой-то момент я даже начала соревноваться со своим дублером на площадке. Я пыталась задержать дыхание на более длительное время, чем профессионал, представляете? В конце концов, к счастью для себя, я бросила эту затею.

— Можете вспомнить самый веселый момент со съемочной площадки «Отряда»?

— О-о-о… Вы, наверно, слышали про это. На площадке мне доверили целых двадцать шесть тату-пистолетов, чтобы я сделала татуировки всем членам съемочной группы. К моему огромному сожалению, на ноге одного из членов нашей банды я сделала ошибку в слове «Отряд». Представляете, как мне было стыдно? У человека ведь навсегда останется этот след! Пострадал менеджер моего коллеги по цеху Джая Кортни по имени Саймон. Ну ничего, зато какую классную историю создания тату он сможет рассказать своим друзьям!!! (Краснеет и прикрывает глаза рукой.) Об этой истории так никогда и не узнали бы, если бы Дэвид Эйр не выложил бы фото в твиттер, черт его побери!

— Как проходил процесс вашего погружения в мир комиксов, когда вас утвердили на роль Харли?

— Роль Харли Квинн мне отдали прямо перед Рождеством, так что весь мой список подарков состоял из комиксов про Харли, про Отряд самоубийц и других. Мне подарили огромную гору материалов издательства DC Comics. Я была на седьмом небе от счастья. Если честно, когда мне сказали, что меня утвердили на роль Харли Квинн, я не сразу поняла, в чем дело. Я была занята на других проектах, и как-то до меня не сразу дошло, что теперь я — сама Харли. Когда я все же осознала, что к чему, мне стало дико страшно. Ведь теперь на мои плечи легла гигантская ответственность угодить не только фанатам фильма, но и зрителям по всему миру.

— Как долго длилась ваша подготовка к роли?

— К роли Харли я готовилась больше шести месяцев. У меня на руках не было сценария, поэтому мне приходилось готовиться сразу ко всему, мало ли что! Я изучила бэкграунд своей героини и решила потренироваться в джиу-джитсу, гимнастике, метании мечей, обращении с оружием… Меня не радовала перспектива того, что на сотом дубле мне придется держать тяжелый пистолет так, чтобы рука не тряслась. Еще мне пришлось заняться психологией и психотерапией, чтобы понять, кем Харли была до превращения. Как только появился сценарий, я поняла, что не была ко всему готова. Например, к дракам под водой или к гимнастике в клетке.

— Вы симпатизируете «Отряду»?

— Конечно. Без этого не состоялся бы фильм. Моим главным вопросом в начале работы над «Отрядом» было: «Как заставить зрителя симпатизировать герою, который делает отвратительные вещи?» Разумеется, моя уязвимость Джокером заставляет людей мне сочувствовать и сопереживать. Это делает меня реальнее. Мои недостатки, мои изъяны делают меня, Харли, ближе к народу, чем любого другого героя. Не нужно быть хорошим парнем, чтобы заполучить аудиторию. На это способны и плохие девчонки!

— Стало ли вам сложнее доверять людям после долгой работы в Голливуде?

— Знаете, каждый человек каждый день бежит марафон. Мы просыпаемся, встаем, выбираем одежду, выбираем, куда пойти и многое другое. На протяжении всего дня мы делаем выбор. И делаем мы его не на основе того, кто мы, а на основе того, что мы хотим. Нам очень часто приходится притворяться теми, кем мы не являемся, чтобы достичь определенной цели. В Голливуде я научилась присматриваться к людям в первые дни-недели-месяцы знакомства. Я поняла, как лучше понять людей, раскусить их. Например, вот посмотрите на меня, я вся такая громкая, общительная. Но все это указывает на то, что есть и вторая сторона меня, которая гораздо более неуверенная в себе, в ней я замкнутая личность. И чем я громче и чем больше я работаю напоказ, тем скромнее во мне моя вторая сторона. Чем ярче и красивее девушка вырядилась, тем скромнее и милее второе ее эго. Все это внутренняя психология. Как только ты поймешь это, тебе станет легче доверять людям.

— Есть ли у вас еще неосуществленные желания?

— Во-первых, я очень хотела бы сняться в Болливуде. Уилл Смит очень много мне рассказывал об этом, и я хотела бы попробовать. Может, мы даже однажды снимемся с ним там вместе. (Смеется.) Еще я думаю, что в кинематографе не хватает режиссеров-женщин, так что я хочу попробовать себя и в этом качестве.

— Удалось утащить с собой что-нибудь со съемок «Отряда»?

— Биту. С первой минуты на площадке я поняла, что заберу ее с собой. Ее потрогало столько известных людей, что теперь она на вес золота. Если мне когда-нибудь перестанут платить гонорары, я продам эту биту и разбогатею. А еще я теперь ношу ее везде с собой, чтобы чувствовать себя в безопасности. Ни на миг не выпускаю ее из рук, даже когда сплю или езжу в машине.

— Представьте, что Warner Bros. запускает отдельный фильм про Харли. Где бы вы хотели, чтобы его снимали?

— В Австралии, чтобы я была поближе к дому. (Улыбается.) И на Гавайях, чтобы я могла параллельно отдыхать и радоваться солнцу. А вообще я мечтаю сняться в вестерне где-нибудь в американской пустыне. Я считаю, что женщина на лошади — это дико сексуально.

— А с кем хотели бы там сыграть?

— Я мечтаю поработать со многими австралийскими актерами и режиссерами. Среди них Эндрю Доминик, Кейт Бланшетт и многие другие. Я бы все отдала за то, чтобы поработать с Беном Мендесом и Базом Лурманом. Мне надоело жить в дождливом Лондоне, хочу уехать назад в Австралию и сниматься там.