Пенсионный советник

«Оттепель — это время надежд»

Интервью с лидером группы НОМ Андреем Кагадеевым

Ярослав Забалуев 06.07.2016, 14:43
Андрей Кагадеев Фото из личного архива
Андрей Кагадеев

Лидер группы НОМ Андрей Кагадеев рассказал «Газете.Ru» о грядущем юбилейном концерте коллектива и альбоме «Оттепель», а также сформулировал свой творческий метод и посетовал на отсутствие Махатмы Ганди.

В этом году у петербургской группы НОМ двойной юбилей — 30-летие творческой деятельности и 55-летие бессменного лидера Андрея Кагадеева. Эти даты группа, в свое время называемая «королями Санкт-Петербурга», встречает в наилучшей форме из возможных. Весной свет увидел новый альбом «Оттепель», в значительной мере посвященный украинским событиям, но главное — едва ли не самый масштабный в музыкальном смысле. 55-летие Кагадеева, в свою очередь, будет отмечено большим представлением 9 июля на сцене московского клуба Yotaspace. По этому случаю «Газета.Ru» побеседовала с виновником торжества.

— Расскажите, что будет происходить на сцене Yotaspace? Какова юбилейная программа?

— Все самое яркое и интересное будет исполнено на сцене Yotaspace, включая шоу «Оттепель», а также сольные произведения из репертуара оперного певца Александра Ливера.

— Не могу не задать сразу банальный вопрос, вы вообще 30 лет назад могли предположить, что в 55 будете выходить на сцену?

— 30 лет назад мы творили исключительно для собственного удовольствия в домашних условиях и ничего такого не предполагали.

— Как, по-вашему, трансформировался НОМ за эти годы? Имеет ли сегодняшняя группа что-то общее с той, с которой все начиналось? И в чем различия?

— На заре создания коллектива мы с ближайшим коллегой С. Бутузовым так охарактеризовали наш творческий метод: «Драматизация идиотических проявлений окружающей действительности и идиотизация драматических». По сей день этот метод мне кажется актуальным и плодотворным. Но разумеется, через коллектив прошло много разных людей, и все оставили свой след. По-прежнему мы стараемся не стоять на месте, у нас всегда есть новые замыслы для реализации.

— Давайте теперь поговорим об альбоме «Оттепель». Сразу бросается в глаза, что это чуть ли не самая амбициозная запись в истории НОМа. Как так вышло? Как сочинялись эти песни?

— Все началось с одной песни — «Украинская лирическая». Мы сочинили и записали ее, ориентируясь на стилистику 60-х, и клип в том же духе сняли. После этого мне подумалось, что 60-е — это настолько богатая эпоха, что идей там вполне хватит на целый альбом. Я занялся написанием текстов, потом сложился план альбома, и мы приступили к сочинению музыки и аранжировкам. Прекрасный пример коллективной работы. Благодаря порталу «Планета.ру» собрали необходимую сумму на студийные расходы — и вот вам готовый результат.

— Название «Оттепель» попадает сразу в несколько сегодняшних трендов — вплоть до популярного сериала Первого канала. А что для вас означает название «Оттепель»?

— Время надежд и перемен к лучшему.

— Но при этом альбом скорее о том, к чему эти перемены приводят. Насколько эти последствия закономерны, на ваш взгляд?

— Подобные последствия закономерны, если изначально помыслы были нечисты. Нету нынче Махатмы Ганди…

— Почему, как вам кажется, мы до сих пор пытаемся описать современность советскими понятиями? Застой, оттепель, холодная война…

— Я вот родился в 1961-м и пережил немало формаций, глупо было бы игнорировать столь ценный жизненный опыт.

— Сейчас вообще опять стало много разговоров о том, как относиться к советскому времени. Каково ваше отношение?

— Как и к любому другому — философское. Пытаюсь изменить то, что в моих силах, не лезу туда, где ничего не изменишь, и, надеюсь, отличаю одно от другого.

— Вы согласны с тем, что СССР не дает современной России двигаться дальше? Почему, на ваш взгляд, это происходит? Есть ощущение, что сейчас в обществе доминируют две полярные точки зрения — либо признать СССР недоразумением и трагедией, либо канонизировать вождей...

— Я так не считаю. В истории любой страны есть темные страницы, признавай их или нет — ничего от этого не изменится. Надо делать выводы и жить дальше. Германия испытала на себе реализацию идей нацизма, Россия — коммунизма. А еще была инквизиция...

— Поправьте, если я ошибаюсь, но мне кажется, что вы никогда не были так близки к прямому социальному и политическому комментарию, как на «Оттепели». Как и когда стали появляться эти песни? И почему они именно такие?

— Поправлю. Обратитесь к недавнему творческому наследию группы НОМ — альбомы «Превыше всего» и «В мире животных», произведения «Миротворцы», «Гимн новой России», «Железный Буратино», «Скотина», «Я — Эдуард!». «Музыка революции» — вполне логичное продолжение и развитие темы. Вообще-то, в альбоме девять произведений, только три из них касаются темы украинского национализма. Основной толчок был, повторюсь, от желания создать музыкально-поэтическое пространство, похожее на эпоху 60-х, в ее лучших проявлениях, ну и посмеяться над некоторой наивностью, что ли. Отсюда и антивоенный посыл — ибо какой рок-музыкант 60-х не выступал против войны во Вьетнаме! Материалом для моей антивоенной сатиры послужили интернет-баталии в фейсбуке между «укропами» и «ватниками». Там же и Мох Иваныч (Олег «Мох» Гнатив — продюсер украинской группы «Перкалаба». — «Газета.Ru») отличился, не с лучшей стороны. Так постепенно писалась стихотворная основа будущего альбома, впрочем, как и всегда.

— А какова реакция — зрителей, ваших друзей? Мне кажется, вы сумели насолить и «укропам», и «ватникам». Такая задача и стояла? Почему?

— Все правильно, мы же не политики, а художники. «Мы ваше зеркало», а на зеркало пеняют сами знаете кто.

— Не смущает ли вас, что вы больше не сможете выступить на Украине, которая традиционно считается у российских музыкантов важным рынком?

— Не смущает. Не думаю, что в стране, где поголовно все население считает героем Степана Бандеру, где проходят выставки типа «Москалей не кормить», кому-то интересно наше творчество.

— Не было ли за все эти годы желания написать что-нибудь неабсурдистское? Высказаться прямо? Почему?

— А как же художественная составляющая, в чем тогда арт? Пусть прямо высказываются политики, телеведущие, «пикейные жилеты»… Я-то тут при чем?

— Один из ваших классических альбомов называется «Во имя разума». Есть у вас какой-то рецепт сохранения здравомыслия в не слишком располагающей к этому современной обстановке?

— Не надо к себе слишком серьезно относиться, читать побольше, иностранные языки учить.

— А как сейчас расшифровывается аббревиатура НОМ?

— Так же, как всегда, — Неформальное объединение молодежи, раз уж так назвали нас в 1987-м, так тому и быть.