Пенсионный советник

На шестерых одна награда

«Газета.Ru» представляет книги — соискатели премии «Национальный бестселлер»

Татьяна Сохарева 17.04.2015, 10:25
Олег Кашин Митя Алешковский/ТАСС
Олег Кашин

Горбачев глазами Олега Кашина, путеводитель по Владивостоку, новая русская фантасмагория и другие: «Газета.Ru» рассказывает о шести книгах, вошедших в шорт-лист премии «Национальный бестселлер», объявленный накануне вечером. 7 июня Малое жюри премии на церемонии в петербургской гостинице «Астория» выберет из них книгу-победителя. Его работой будет руководить музыкальный критик Артемий Троицкий.

«Фигурные скобки» Сергея Носова


Сергей Носов ТАСС
Сергей Носов

Сергей Носов — петербургский автор, в начале своего пути довольно долго преодолевавший комплекс поэта, пишущего прозу, сейчас пришел к облегченному варианту магического реализма. У него нет никакой густо замешенной на фольклоре чертовщины в духе Гоголя, скорее игра в нее. Носов уже становился финалистом «Русского Букера», а его пьесы ставили в БДТ им. Г.А. Товстоногова.

В «Фигурных скобках» Капитонов, «математик-менталист», отправляется из Москвы в Петербург на «конгресс микромагов», представляющий собой едкую пародию на всю культурную бюрократию:

организатор скоропостижно гибнет, в гостиничных номерах некроманты и пожиратели времени устраивают оргии. В это же время давняя знакомая героя передает ему тетрадь его погибшего друга, который в последние годы делил свое тело с подселенным в него посторонним человеком и писал об этом исключительно в фигурных скобках. Словом, сюр, выскобленный из повседневности, с шутками да прибаутками на фоне примерно одного и того же питерского пейзажа.

«Горби-дрим» Олега Кашина

ТАСС

Через четыре года после повести «Роисся вперде» (2010) журналист Олег Кашин написал псевдодокументальный роман о последнем генсеке КПСС и первом президенте СССР Михаиле Горбачеве. В 2008 году Кашин делал для журнала «Русская жизнь» цикл очерков про советских «мощных стариков» — давно исчезнувших с новостных радаров министров, писателей, генералов, партаппаратчиков. В отчасти продолжающем эту серию романе

генсек, замаскированный под анонимный источник, выбалтывает автору, например, тайные замыслы Сталина по уничтожению СССР.

В итоге «Горби-дрим» смотрится прозой без очевидного содержания, сообщающей разве что о желании журналиста принадлежать к миру литературы.

«Девять девяностых» Анны Матвеевой

ТАСС

Писателя и журналиста из Екатеринбурга Анну Матвееву прославили дебютный сборник «Па-де-труа» и конкретно повесть «Перевал Дятлова» — изложение истории погибшей в 1959 году туристической группы, в котором мистика и быт переплелись в сложном повествовательном клубке.

С тех пор она балансировала между стилистически выдержанными пустяками (на которые обращала внимание, например, премия журнала Cosmopolitan) и «уральским магическим реализмом», как когда-то аттестовал ее прозу литературный критик Виктор Топоров.

В 2013 году сборник рассказов «Подожди, я умру — и приду», посвященный памяти отца-профессора, стал финалистом «Большой книги». «Девять девяностых» продолжают именно эту линию первого сорта прозы, на этот раз о злых бандитских 90-х на Урале. Одни видят в ней Диккенса, забредшего в рабочие кварталы Екатеринбурга, другие — продолжение дела Алексея Иванова, который изобрел жанр иденти — «идентификация региона».

«Вера» Александра Снегирева

Александр Снегирев ТАСС
Александр Снегирев

Роман Александра Снегирева, лауреата премии «Дебют» и еще некоторых менее заметных наград, выглядит так,

как если бы Сорокин писал «Тридцатую любовь Марины» языком Романа Сенчина.

Его героиню Веру лишают девственности в полуразрушенной деревенской церкви, Вера бежит в Америку, но, не сумев одолеть тоску, возвращается, Веру насилуют в автозаке, Вера спит с кремлевским функционером, банкиром и актуальным режиссером-белоленточником. И всё не то, не так и не эдак. Ни семьи, ни профессии — только

сборник жутковатых (до мистических озарений на фоне личного отчаяния) подробностей жизни стареющей красотки, в судьбе которой, как это принято, отражается вся Русь с ее поколениями, взращенными фобиями и страшилками.

Причем изложена эта история равнодушным регистратором событий, каким и предстает здесь Снегирев.

«Кристалл в прозрачной оправе» Василия Авченко

ТАСС

Авченко — политический журналист из Владивостока, усилиями которого его родной город не по дням, а по часам обрастает новой мифологией. Его документальный роман «Правый руль» о том, как японские автомобили с правым рулем перевернули жизнь Дальнего Востока с ног на голову, заметили почти все крупные премии, от «Большой книги» до НОСа. В 2010 году к 150-летию Владивостока Авченко выпустил ироничный словарь-путеводитель «Глобус Владивостока» и чуть позже — книгу «Владивосток 3000» в соавторстве с лидером «Мумий Тролля», своим земляком Ильей Лагутенко. Книга «Кристалл в прозрачной оправе» с подзаголовком «Лирические лекции о воде и камнях» — это вновь занятное и очень личное краеведение. Люди, рыбы, отец-геолог, которому и посвящен труд, достопримечательности города — все это собрано и бережно разложено по полочкам повествования.

«Жизнь советской девушки» Татьяны Москвиной

ТАСС

Театральный критик и прозаик Татьяна Москвина попала в шорт-лист премии с богатой на откровения околомемуарной прозой о своем детстве и юности в Ленинграде, которые пришлись на 1960–1980-е годы.

Ее биороман, как она сама определяет жанр, — это подробное анатомирование девичьего мира в Советском Cоюзе с его отсутствием средств личной гигиены и контрацепции, обидами и глухотой к взрослой жизни.

Не обошлось и без обязательного в таких случаях ностальгирования, воспоминаний о ценах на маникюр в парикмахерской например. В целом книга представляет собой попытку перенести суровую реалистическую прозу в женское измерение.