Пенсионный советник

«Номер» не прокатят

Минкульт отозвал прокатное удостоверение фильма «Номер 44»

Ярослав Забалуев, Алексей Крижевский 15.04.2015, 16:53
Централ Партнершип Classic

Минкульт отозвал прокатное удостоверение фильма «Номер 44» с участием Тома Харди и Гэри Олдмана. «Газета.Ru» пытается понять почему.

Фильм «Номер 44» о советском милиционере, расследующем убийства детей в начале 1950-х годов, отозван из российского проката из-за искажения исторических фактов, говорится в сообщении Минкульта. По сюжету фильма Даниэля Эспиносы, в котором снялись Том Харди и Гэри Олдман, главный герой Харди вычисляет маньяка, на счету которого 44 малолетние жертвы, но при этом сталкивается с сопротивлением и травлей со стороны бывших коллег по НКВД, которые открывают на него охоту.

«По итогам пресс-просмотра фильма «Номер 44» в Министерство культуры России поступили вопросы, касающиеся содержания фильма: в первую очередь — искажения исторических фактов и своеобразных трактовок событий до, во время и после Великой Отечественной войны, а также образов и характеров советских граждан той исторической эпохи», — отмечают в ведомстве.

«Компания «Централ Партнершип» отозвала из Министерства культуры РФ заявку на получение прокатного удостоверения для фильма «№44», принимая на себя любые вытекающие коммерческие последствия этого решения», — говорится в заявлении кинопрокатной корпорации, поступившем в редакцию «Газеты.Ru» в ответ на запрос. 14 апреля состоялся просмотр финальной версии картины с участием экспертов, представителей Министерства культуры, российского прокатчика — компании «Централ Партнершип» и СМИ. После данного просмотра мнение прокатчиков и представителей Минкультуры совпали: прокат подобного рода фильмов в преддверии 70-летия Победы недопустим».

Сталинизм против гомосексуализма

Централ Партнершип Classic

По сюжету, простой солдат Лев Демидов по воле пропаганды становится всесоюзным героем:

во время производства постановочного фото с водружением красного стяга на развалинах Рейхстага он оказывается более подходящей кандидатурой, чем сослуживец с руками по локоть в трофейных наручных часах.

Вернувшись домой, Демидов отправляется на службу в МГБ и зимой 1953-го начинает охоту на серийного убийцу детей. Следствие омрачено тем, что руководство Демидова решительно отказывается признавать факт наличия в советской стране «капиталистической заразы» под названием «убийство». В результате непреклонный в своем намерении наказать виновных Лев оказывается сосланным в Вольск, где по удачному стечению обстоятельств немедленно сталкивается с еще одним детским трупом.

Следящему за исторической достоверностью в фильме есть к чему придраться. Как известно, знаменитый снимок водружения Знамени Победы на купол Рейхстага действительно был постановочным, однако ни один из его героев не носил имени Лев Демидов. Их звали Михаил Егоров, Абдулхаким Исмаилов и Алексей Ковалев, а в действительности Знамя на Рейхстаг доставила другая троица – Егоров, Алексей Берест, Мелитон Кантария. С именами в «Номере 44» вообще есть некоторая сложность. Авторы решили не ограничиваться банальными Иванами и Сергеями, а дали своим героям звучные имена – Алексей, Лев, Василий, Анатолий – причем с экрана они звучат только в такой, полной, форме.

Кроме того, даже эпизодические персонажи здесь обладают литературными фамилиями. Так в начале фильма мы видим ветеринара Бродского, который под пытками признается, что работает на Ахматову, а маньяк, прототипом которого стал Андрей Чикатило, получил имя Влад Малевич.

Съемки советской натуры, как это водится, проходили в Чехии — в силу этого Москва 1950-х представлена тремя похожими друг на друга серыми домами, которые по очереди выступают в роли здания МГБ, места жительства героев, входа в метро и загадочного учреждения под названием Центральный вокзал. Что касается Вольска, то многочисленные панорамные кадры этого города в Саратовской области представляют собой нагромождение дымящих заводских труб без единого признака жилых зданий. Кроме того, в романе Тома Смита, который стал литературной основой сценария, действие происходит в начале 1953 года. При этом факт смерти Сталина в картине не то что не проговаривается, а просто отсутствует. Зато присутствует, например, продолжительный эпизод, посвященный облаве на вольских гомосексуалистов, в ходе которой один из них бросается под поезд.

Никто не жертва

Централ Партнершип Classic

«Права на фильм «Номер 44» были приобретены «Централ Партнершип» в 2011 году в рамках пакетной сделки по покупке фильмов у кинокомпании Summit, — рассказал генеральный директор «Централ Партнершип» Павел Степанов. — Мы вносили ряд изменений как на уровне сценария, так и на уровне продакшна и дубляжа. Тем не менее результат этой работы нас не удовлетворил. В этой ситуации окончательное решение о выходе фильма в российский прокат мы решили принять после общественного обсуждения фильма.

Мы удовлетворены тем, что наши позиции с Министерством культуры совпали. Считаем важным в будущем усилить контроль государства за прокатом фильмов, имеющих социально значимый контекст».

«В случае с «Номером 44» сошлись сразу несколько факторов, — объяснил «Газете.Ru» кинокритик, главный редактор журнала «Искусство кино» Даниил Дондурей. — Во-первых, Министерство культуры четко обозначает, что отслеживает случаи святотатства и идеологической диверсии. В этой картине они увидели и то и другое: оказывается, у солдата может быть по нескольку пар трофейных часов на руке, а среди русских могут быть маньяки. Минкульт посылает четкий сигнал, что не потерпит ни того ни другого».

«Руководители «Централ Партнершип», с их крупнейшим каталогом американских фильмов, понимают, что в данной ситуации должны сделать правильный выбор между своими интересами и интересами идеологии, потому что им есть что терять — например, статус лидера отрасли», — отмечает Дондурей, подчеркивая, что саму картину пока не видел. При этом в данной ситуации о репутационных и финансовых убытках компании в данной ситуации говорить не приходится, считает эксперт. «В информационном обществе главное — это создание события, — говорит кинокритик. — И в данном случае событие создано:

художественное явление стало явлением политическим, и теперь этим фильмом тем или иным способом заинтересуется гораздо большее количество людей, чем предполагалось до того».

Таким образом, резюмирует главред «Искусства кино», кинокомпания получает двойную выгоду — утверждает себя в качестве лояльного государству игрока и лишний раз рекламирует свой продукт.