Пенсионный советник

Лучше новых двух

5 главных художников выставки «Новая жизнь старых мастеров»

Татьяна Сохарева 04.03.2015, 08:32
Платцер Иоганн Георг, «Притча о пришедшем на пир в дурной одежде» ГМИИ им. А.С. Пушкина
Платцер Иоганн Георг, «Притча о пришедшем на пир в дурной одежде»

Эль Греко, Мурильо, де Сурбаран: на выставке «Новая жизнь старых мастеров» в ГМИИ им. А.С. Пушкина показывают картины испанцев, немцев и австрийцев XVII — начала XIX века из коллекции музея, которые станут основой галереи искусства старых мастеров. Она откроется в 2019 году в здании усадьбы Вяземских-Долгоруковых. «Газета.Ru» рассказывает о пяти главных художниках той эпохи и их работах, которые можно увидеть на выставке.

Эль Греко (1541–1614)

Эль Греко, «Кающаяся Мария Магдалина» (1589) ГМИИ им. А.С. Пушкина
Эль Греко, «Кающаяся Мария Магдалина» (1589)

Об Эль Греко — испанском греке и любимце всех художников-модернистов — после его смерти забыли почти на 300 лет. В юности Эль Греко учился иконописи, в Венеции поступил в мастерскую Тициана и испытывал сильное влияние итальянцев-маньеристов. Однако критиковал «Страшный суд» Микеланджело за слабость письма. В 1576-м художник перебрался в Испанию, чтобы служить королю Филиппу II Испанскому, собственно, Эль Греко его прозвали именно здесь, добавив артикль «эль» к итальянскому прозвищу Греко. Религиозный надрыв в его работах сочетается с буйством контрастных цветов и резким светом. Сегодня игнорировавший все живописные нормы грек считается изобретателем универсального языка барокко. Его удлиненные формы и динамичную манеру письма без конца цитировали авторы от Поля Сезанна до Джексона Поллока.

Франсиско де Сурбаран (1598–1664)

Франсиско де Сурбаран, «Младенец Христос» (1635–1640) ГМИИ им. А.С. Пушкина
Франсиско де Сурбаран, «Младенец Христос» (1635–1640)

Франсиско де Сурбаран — это та самая испанская живопись, которую в современной ему Европе недолюбливали за схожесть мадонн с черноглазыми крестьянками и отсутствие равнения на итальянцев-классиков. Севильская школа, к которой принадлежал художник, варилась в своем котле вдали от придворного искусства. Сурбаран на заказ писал одновременно простые и монументальные полотна для храмов и монастырей (самое известное — грандиозная композиция в несколько метров «Апофеоз Фомы Аквинского»), в Мадриде работал над (излишне декоративными) подвигами Геркулеса и не гнушался портретами. Практически все свои произведения он писал исключительно с натуры. В 1634 году Сурбаран получил титул придворного живописца. За глубокий колорит, сильный свет и суровость образов его прозвали испанским Караваджо. Его святой Родригес, например, напоминает одновременно исполненного мудрости старика, глазеющего в небо, и классическую статую. На картине «Младенец Христос», которую показывают в Пушкинском, намеренно увеличенная, как под лупой, фигура мальчика торжественно «падает» на зрителя с холста.

Бартоломе Эстебан Мурильо (1617–1682)

Бартоломе Эстебан Мурильо, «Девочка продавщица-фруктов» (1650-е) ГМИИ им. А.С. Пушкина
Бартоломе Эстебан Мурильо, «Девочка продавщица-фруктов» (1650-е)

На Бартоломе Мурильо закончился так называемый золотой век испанской живописи, который традиционно ассоциируется с именами де Сурбарана, Диего Веласкеса и Хусепе Риберы. Он совмещал легкую кисть и мягкий цвет с правдивостью в изображении фигур. Всего Мурильо написал больше 450 картин: целые толпы Марий (и ни одной, которая бы походила на другую), святые, списанные с натурщиков из народа, мальчики, девочки, бродяжки, играющие в кости или продающие фрукты. Прославили Мурильо 11 картин, созданные для местного монастыря ордена францисканцев. Правда, и он не избежал критики в «излишнем реализме». Сегодня его картины хранятся в Лувре, Эрмитаже, собраниях Мадрида и Берлина.

Христиан Вильгельм Эрнст Дитрих (1712–1774)

Христиан Вильгельм Эрнст Дитрих, «Девушки, купающиеся возле руин» (1754) ГМИИ им. А.С. Пушкина
Христиан Вильгельм Эрнст Дитрих, «Девушки, купающиеся возле руин» (1754)

Христиан Дитрих считается одним из лучших подражателей итальянских и нидерландских классиков — «художником всех школ» или попросту талантливым эпигоном, способным безукоризненно воспроизвести произведения мастеров от Позднего Возрождения до раннего академизма. В 18 лет он сумел за два часа написать картину, которая так поразила короля Саксонии Августа Сильного, что он оплатил Дитриху обучение живописи в Италии и Нидерландах. В 1741 году он был назначен придворным художником Августа III в Дрездене. Он писал бытовые сценки в стиле «малых голландцев», копировал Рембрандта, Караваджо и Рубенса. В последние годы жизни был директором школы живописи при Мейсенской фабрике фарфора и преподавал в Дрезденской академии искусств. Сегодня его имя стало синонимом слепой приверженности классическим образцам.

Ангелика Кауфман (1741–1807)

Ангелика Кауфман, «Автопортрет с музами (аллегориями музыки и живописи)» (1792) ГМИИ им. А.С. Пушкина
Ангелика Кауфман, «Автопортрет с музами (аллегориями музыки и живописи)» (1792)

Гавриил Державин в своей оде, посвященной немке Ангелике Кауфман, называл ее «подругой муз». Она дружила с Гете и позировала Джошуа Рейнольдсу, но сама при этом всю жизнь металась между карьерой певицы (против которой восставал отец) и живописью. Она стала единственной женщиной, которой разрешили копировать произведения классиков в Миланской галерее, и одним из основателей Королевской академии художеств. Участвовала в росписи собора Святого Павла в Лондоне. В начале своей карьеры она писала почти фарфоровых пастушек на фоне идиллических пейзажей. Перебравшись в Австрию, занялась церковными фресками, а затем в Италию, где писала портреты придворных. Ее работы, не обремененные излишним драматизмом и внутренней глубиной, тиражировались и мгновенно расходились по Европе. Сегодня Кауфман немного подзабыли. Вероятно, из-за того, что соединившая легкомысленность с вполне классицистической манерой художница так и осталась синонимом обожавшей ее эпохи, не сумев вырваться из нее.