Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Нью-Йорк женского рода

В прокат вышел фильм «Милая Фрэнсис» Ноя Баумбаха

Владимир Лященко 23.09.2013, 12:00
__is_photorep_included5664589: 1

В прокат выходит «Милая Фрэнсис» Ноя Баумбаха — трогательное признание режиссера в любви к актрисе Грете Гервиг и нью-йоркской жизни.

Бойфренд или лучшая подруга? Выбирать приходится, когда Дэн (Майкл Эспер) предлагает Фрэнсис (Грета Гервиг) переехать к нему из квартиры, которую 27-летняя танцовщица снимает на пару с работницей книжного издательства Софи (Мики Самнер). Фрэнсис выбирает подругу.

Подруга, в свою очередь, выберет сначала более удачно расположенную квартиру, затем своего бойфренда, который превратится в жениха и увезет ее в Токио.

А Фрэнсис будет скитаться между жилищами, комнаты в которых ей не всегда по карману, мечтать о месте в танцевальной труппе, где она всего лишь стажер, и искать, чем заполнить пустоту, оставленную в ее жизни менее сентиментальной Софи.

Поиск этот вовсе не выглядит депрессивно, как можно подумать. Фрэнсис бегает по улицам Нью-Йорка на манер Дэни Лавана из картины «Дурная кровь» Леоса Каракса и заселяется к двум образцовым хипстерам: один — художник и сын богатых родителей (его играет Адам Драйвер из сериала Лены Данэм «Девчонки»), другой (Майк Зиген) тоже не бедствует. Неожиданно получив обратно часть уплаченных налогов (есть такая практика в Штатах), ведет друга в ресторан, а затем носится по ночным улицам в поисках банкомата, когда не проходит платеж по ее кредитке. Наслушавшись историй про чужие путешествия, улетает на выходные в Париж — как раз еще один банк прислал новую кредитную карту.

Приключения эти вовсе не выглядят беззаботно, как можно подумать.

Не иметь возможности заплатить за комнату — печально.

Получить вместо места в труппе предложение заняться бумажной работой тоже. Спонтанные выходные в городе всеобщей мечты в реальности редко выходят запоминающимися: есть риск половину времени проспать, а вторую не знать, куда себя деть. И с банком потом придется расплачиваться.

Это не кино о безысходности, и не солнечно-карамельно-радужная патока любви и добра с восторженными идиотками и идиотами в качестве персонажей.

Грета Гервиг играет девушку, которая не вполне вписывается в рамки «нормальных» социальных отношений, но это не поза, не демонстративная непохожесть на других, а естественная неприкаянность. Ей 27 лет, она любит танцевать (тут следует пояснить, что речь идет о современном балете),

но в том, что ей удастся реализовать себя на сцене, не уверены ни зрители, ни она сама.

Режиссер Ной Баумбах («Бей и кричи», «Кальмар и кит», «Марго на свадьбе», «Гринберг») и его муза Гервиг (они вместе с предыдущего фильма) написали историю о живых людях и их реальных проблемах.

Здесь есть и бытовая неустроенность околотридцатилетних горожан, и рефлексия о влюбленности в друга, которая может быть не менее важной, чем влюбленность в человека, с которым состоишь в отношениях.

Это образец подлинного независимого кино, сущностно отличающегося от конъюнктурных подделок, вроде безобразных «500 дней лета». Последние — это Starbucks и узкие джинсы кино: собрание стереотипов, продукт копирования и массового производства якобы штучных вещей, от растиражированных (и это не обвинение, а констатация факта) Джозефа Гордона-Левита и Зоуи Дешанель в главных ролях до песен группы The Smiths в наушниках героя. Картина Баумбаха сродни не этим клонам, но фильмам Уита Стиллмана, в чьих «Девицах в беде» играла та же Гервиг и чья ретроспектива проходит сейчас в Москве в рамках «Амфеста», который, кстати, и открывался показом «Милой Фрэнсис».

Увы, инертного зрителя сложно заинтересовать чем-то новым, так что и оригинальное название киноленты «Frances Ha» (оно получает объяснение только в финальном кадре) не было никакого смысла менять. Как ни переименуй этот искусно перенесенный на экран фрагмент жизни славных людей, публика, скорее, в двадцатый раз отправится на растерявшего всякий смысл Вуди Аллена. И это могло быть печально, когда бы не было вполне естественно. А естественность порой печального хода вещей и есть то, что так точно фиксируют Ной Баумбах и Грета Гервиг.