Пенсионный советник

Отыщите его за плинтусом

Вышел роман «Хроники Раздолбая» Павла Санаева

Константин Мильчин 08.07.2013, 09:51
Артем Геодакян/ИТАР-ТАСС

Роман Павла Санаева «Хроники Раздолбая» рекламируют как «Похороните меня за плинтусом-2», хотя на самом деле это отдельный роман — о том, как жилось автору и его лирическому герою в 90-е.

Москва, 1990–1992 годы. Главный герой, мальчик из успешной по советским меркам семьи (отчим — директор издательства), не блещет талантами и не особо понимает, чем дальше заниматься в жизни. Ближе всего ему рисование — и он учится на художника, но рисовать ему нравится, а вот заниматься — не очень. Основной предмет его забот — личная жизнь и обдумывание житья. Личная жизнь состоит из вялотекущего, но периодически вспыхивающего бурным цветом романа с девушкой Дианой из Риги.

Диане он сервирует завтрак во фраке, привозит ее на один день в Москву, чтобы сводить в театр, изображает деда Мороза — в общем, ведет себя как опытный соблазнитель наивных дурочек.

Раздумья – это споры о боге и вере то с глубоко верующим музыкантом Мишей, то с друзьями-циниками Валерой и Мартином. Вдобавок в голове героя прямо как у Жанны д`Арк, звучит голос — то ли Божий, то ли интуиции, то ли это просто следствие нервного расстройства. Голос дает советы, что герою делать дальше, и предсказывает ему его будущее.

Да, и еще параллельно юноша спекулирует кассетами с рок-музыкой, выпивает с друзьями, ссорится и мирится с матерью и отчимом.

Видели рекламу этой книги: «Похороните меня за плинтусом-2»? Не верьте; роман «Хроники Раздолбая» не имеет со знаменитым семейным макабром ничего общего, и перед нами вовсе не приключения повзрослевшего Саши Савельева. Эту мысль автор последовательно и упорно доносит до читателя, потому что хочет, чтобы у нового романа была своя, отдельная жизнь.

Рекламный подзаголовок — идея издательства, понятная и предсказуемая.

Правда, сказать, что в лице Раздолбая перед нами предстает альтер эго самого автора, — тоже слишком смелое утверждение. Главный герой вообще нигде не называется по имени, только вынесенным в заголовок прозвищем. Он в книге есть, и одновременно его как бы и нет. Волею автора ли, или собственной, Раздолбай заимствует черты характера и мысли у других, более ярких персонажей.

Даже персонажи второго плана — например, девушки, с которыми он пытается встречаться, чтобы разбавить разлуку с прекрасной рижанкой — прописаны ярче, чем он сам.

Сам Санаев во время встреч с читателями на литературном фестивале в Перми объяснял, что бесхарактерность героя была задумана им нарочно: он хотел показать, как другие люди влияют на героя и меняют его. Эта книга, по его словам, — лишь первая часть дилогии. Вторая часть выйдет через полтора года: окончательно личность Раздолбая — в реальности книги — сформируется лишь в 2012 году.

В этом, конечно, есть некоторое жульничество автора – уж слишком неодинаково ведет себя главный герой в разных ситуациях. Он то слабак, то волевая личность, то глуп, то умен, то скучен, то остроумен — и из этого разнобоя вырастает не объемная и рельефная фигура персонажа, как можно подумать поначалу, а некий гомункул-хамелеон.

Впрочем, если вычесть проблемы с заглавным персонажем, «Хроники...» — хорошая, умная беллетристика, которую есть за что похвалить.

За панорамную картину мира без мобильных телефонов, когда деловой человек носил с собой пакетик с двухкопеечными монетами для таксофонов и сообщал партнерам телефонный номер ресторана.

За описание позднего совка за год до краха глазами «маленького человека», но без чернухи и ностальгии.

Другое дело, что «Раздолбая» вряд ли ждет судьба «Плинтуса», триумфально сметенного с полок, а затем еще и мастеровито, с толком экранизированного. По тексту нынешнего романа видно, что этой прошедшей славы «автора одной книги» Санаев побаивается — слишком завышены ожидания читателей, и слишком сложно выдерживать класс на уровне былого успеха. И именно поэтому «Хроники» стоит обязательно прочесть — чтобы, начитавшись несколько лет назад о приключениях ребенка из несчастливой знаменитой семьи, не выплеснуть его, повзрослевшего, вместе с его новой книгой.