Пенсионный советник

Антракт на проверку документов

Сотрудники ФМС и казаки проверили разрешение на работу у швейцарского режиссера Мило Рау прямо во время его спектакля, посвященного Pussy Riot

Алексей Крижевский, Игорь Карев 04.03.2013, 09:59
Михаил Листопадов/Reuters

Сотрудники ФМС и казаки пришли проверять разрешение на работу у швейцарского режиссера Мило Рау прямо во время его спектакля, посвященного Pussy Riot.

Федеральная миграционная служба провела проверку документов у швейцарского режиссера и журналиста Мило Рау прямо во время спектакля «Московские процессы», который он показывал в столичном центре Сахарова в воскресенье, 3 марта. Проверка проходила в виде рейда сотрудников службы, большая часть из которых отказалась предъявить документы.

«Появились сотрудники ФМС, из которых только один показал свои документы», — рассказал «Газете.Ru» на месте событий один из организаторов показа спектакля Михаил Калужский,

вывесивший в фейсбуке фотографию удостоверения сотрудника — подполковника внутренней службы Якушина Вадима Вадимовича, старшего инспектора УФМС по особым поручениям. «А следом появились некие странные люди с камерой без опознавательных знаков, которые сообщили, дословно, «что НТВ попросило их снять, что здесь будет происходить», — продолжил Калужский. Удивительно то, что они были вместе, сказал собеседник: сотрудники ФМС сложили к этим людям в машины свою одежду, прежде чем зайти в здание Сахаровского центра.

Проект «Московские процессы» — это интерактивный спектакль, рассчитанный на три дня, о трех судах, которые рассматривали дела, связанные с современным искусством и акционизмом. В первые два дня показывались процессы над организаторами выставок «Осторожно, религия!» и «Запретное искусство» (выставки проходили в Музее и общественном центре имени Андрея Сахарова в 2003 и 2006 годах).

Третья часть спектакля была посвящена прошлогоднему суду над участницами группы Pussy Riot, которые обвинялись хулиганстве за выступление в храме Христа Спасителя.

«Московские процессы» были рассчитаны на разовый показ. Проводилась видеосъемка, которая, по замыслу авторов проекта и Мило Рау, впоследствии превратится в фильм. На «заседаниях» выступали художники Дмитрий Гутов и Герман Виноградов, искусствовед, организатор «Запретного искусства — 2006» Андрей Ерофеев, галерист Марат Гельман, участница Pussy Riot Екатерина Самуцевич, журналист Максим Шевченко и православный активист Дмитрий Энтео, известный акциями против сторонников Pussy Riot и современного искусства.
По словам Калужского, вошедшие проверили документы у режиссера и нескольких организаторов. Рау был блокирован в передвижном телевизионном комплексе, откуда управлял съемкой фильма, и попросил ассистентов объявить перерыв. С представителями ведомства Рау общался в присутствии работавшей на «Московских процессах» адвоката Анны Ставицкой. Представители ФМС предупредили Рау о необходимости соблюдения миграционного законодательства и возможной ответственности за его нарушение и удалились.

Как рассказал «Газете.Ru» сам режиссер, в понедельник после обеда его ждут в районном ФМС для дачи объяснений.

«Он въехал по деловой визе, которая не предполагает занятий какой-либо трудовой деятельностью, в том числе журналистской. После беседы с сотрудниками ФМС он был предупрежден о необходимости соблюдения миграционного законодательства, но к ответственности не привлекался», — приводит «Интерфакс» слова замглавы ФМС Сергея Калюжного.

«Насколько мне известно, бизнес-виза позволяет ее обладателю проводить деловые встречи и иные мероприятия, связанные с его профессиональной деятельностью», — сообщила «Газете.Ru» пресс-секретарь проекта Мария Крупник.

После отъезда ФМС, как рассказали корреспонденту «Газеты.Ru» очевидцы, к зданию Сахаровского центра начали прибывать представители казачества. Разговаривать с ними вышел Максим Шевченко. О цели своего появления казаки ничего определенного рассказать не смогли.

«Их было около 40 человек, — рассказал Калужский. — Сотрудники центра решили забаррикадироваться внутри зрительного зала (он в центре находится в отдельно стоящем здании. — Газета.Ru) и продолжать спектакль». Затем, рассказал организатор, было принято решение впустить прибывших журналистов, вместе с которыми в зал прошли пятеро казаков, а также известный громкими публичными заявлениями Кирилл Фролов, руководитель Ассоциации православных экспертов.

«В отличие от Энтео, который принимал участие в процессе как «свидетель обвинения», Фролов мешал работе спектакля, — рассказала представитель организаторов Анастасия Патлай. — В частности, перебивал Екатерину Самуцевич, когда та держала речь перед «судом».

Как рассказала Патлай, все происходящее снимали на камеру неизвестные, приехавшие вместе с сотрудниками ФМС. После их отказа предъявить удостоверения организаторы попросили съемочную группу удалиться. Те в ответ заявили, что желали бы быть выдворенными с территории центра, в чем им было отказано.

С появлением полиции казаки удалились, не дожидаясь конца спектакля. Представители ГУВД остались дежурить на месте до конца представления, которое завершилось без происшествий.

Патлай также заметила, что не исключает, что люди в малиновых жилетах не имеют к ФМС никакого отношения, потому что лишь один из них предъявил удостоверяющие его полномочия документы.

Случай не остался без внимания руководства ФМС и правозащитников. «Иностранный гражданин будет себя чувствовать защищенным только тогда, когда будет находиться в правовом поле, в том числе это касается журналистов», — заявил «Интерфаксу» в воскресенье руководитель ФМС РФ Константин Ромодановский. «Я уверен, что наши российские журналисты, работая за рубежом, поступают именно так», — сказал глава ФМС. По данным ФМС, Рау является журналистом.

Однако в разговоре с членом президентского совета по правам человека Михаилом Федотовым Ромодановский был более откровенен. Как рассказал Федотов в эфире «Коммерсантъ FM», глава ФМС сначала сообщил правозащитнику, что ничего не знает о проверке, а затем перезвонил и сообщил, что произошедшее — «местная самодеятельность». Федотов связался с чиновником по просьбе руководителя Сахаровского центра Сергея Лукашевского.

«То, что это случилось, свидетельствует о том, что мы занимаемся правильным и болезненным делом, — сказал Калужский. — Этот зал видел и погром выставки «Осторожно, религия», и толпу, пришедшую на «Запретное искусство». Всегда есть сила — она может быть одета в жилетки ФМС или казачьи папахи, — которая хочет помешать происходящему».

Тем не менее, по мнению Калужского, замыслу постановки был нанесен вред. «Они сбили нам все расписание, пришлось срочно перекраивать», — посетовал он.

«Иногда государственные люди дают распоряжения, о последствиях которых не думают. А потом говорят, что есть какие-то специальные враги, которые малюют Россию черной краской, — поделился участник проекта, журналист Максим Шевченко. — С такими бюрократами никаких врагов не надо». Он добавил, что произошедшее создало такой резонанс вокруг события, которого режиссер и устроители даже предполагать не могли.

«Я уж точно не мог такого запланировать сам, — сообщил Мило Рау, комментируя высказанные мнения о том, что это происшествие могло быть выгодно самим организаторам. — Мы нарочно подчеркивали, что это дискуссия, и постарались быть объективны в приглашении экспертов и в своих обращениях к прессе.

Мы же хотели снять фильм, и скандал нам в этом фильме был абсолютно не нужен».

Фильм, по данным «Газеты.Ru», предположительно, будет показан российской публике осенью, а затем будет представлен на Берлинском кинофестивале.

«В Германии и Швейцарии ни один режиссер не обязан получать разрешения на работу для осуществления творческих замыслов», — заметил режиссер.

Мило Рау известен нашумевшими документальными проектами, среди которых попытка полной реконструкции процесса над семьёй Чаушеску «Последние дни семьи Чаушеску», выяснение роли радио в геноциде в Уганде «Hate Radio». Осенью прошлого года он создал спектакль «Заявление Брейвика» («Breivik's 2012 statement»), в основу которого было положено последнее слово норвежского террориста Андерса Брейвика на суде.