Пенсионный советник

Буря на словах

В Манеже расположилась масштабная световая инсталляция Чарльза Сэндисона «Земное эхо солнечных бурь», который вдохновлялся трактатом Чижевского

Велимир Мойст 16.01.2013, 16:38
Световая инсталляция Чарльза Сэндисона «Земное эхо солнечных бурь» Юрий Пальмин/МВО «Манеж»
Световая инсталляция Чарльза Сэндисона «Земное эхо солнечных бурь»

Выставки, сделанные при полном отсутствии каких-либо материальных экспонатов, давно уже перестали быть редкостью.

Но все-таки произведения видеоарта наряду с сугубо компьютерными опусами зачастую содержат в себе хотя бы иллюзию материальности, напоминание о ней. Британец Чарльз Сэндисон, живущий и работающий в Финляндии, склонен отказываться даже и от таких намеков. Уже немало лет он оперирует преимущественно «световыми словами» – материалом столь же выразительным¸ сколь и призрачным. Сам себя Сэндисон именует «писателем, рожденном в теле художника», подразумевая, что семантика для него неотрывна от визуальной эстетики.

Подобный подход, конечно, не нов: достаточно вспомнить про футуристические «слова на свободе» или про вербальные опыты сюрреалистов.

Но Чарльз Сэндисон привнес две новации: он использует не плоскость, а пространство, и к тому же наделяет тексты подвижностью. Московские зрители уже имели возможность познакомиться с творчеством этого автора на прошлой биеннале современного искусства, где он показывал видеоинсталляцию «Tabula rasa». В той работе происходило наглядное столкновение двух философских концепций, выраженных в «Опыте о человеческом разумении» Джона Локка и «Критике чистого разума» Иммануила Канта. Новый проект Сэндисона, специально адресованный русскоязычной аудитории и предназначенный конкретно для кубатуры Манежа, тоже не лишен философской подоплеки, но с естественнонаучным уклоном.

Бал тут правит гелиобиология, основанная Александром Леонидовичем Чижевским в первой половине прошлого столетия. Многие идеи этого последователя Циолковского получили в свое время практическое подтверждение – в частности, никто нынче уже не сомневается, что от циклов солнечной активности зависят многие процессы на Земле. Однако некоторые догадки Чижевского до сих пор не могут быть проверены в силу того, что науке пока неизвестны методы выявления связей между живыми клетками и вселенскими радиациями. А как раз то, что неизвестно, ужасно интересно – и Чарльз Сэндисон исключением не является.

Почитав книгу русского космиста «Земное эхо солнечных бурь», художник взялся за ее метафорическое иллюстрирование.

Нетрудно догадаться, что, следуя своему методу, Сэндисон проиллюстрировал Чижевского его же собственным текстом. Избранный фрагмент упомянутого сочинения превратился, благодаря компьютерным программам и видеопроекторам, в мириады «световых слов», гуляющих по манежным просторам. Подобно солярным ветрам или потокам космической радиоактивности, по стенам, полу и потолочным балкам в прихотливом ритме снуют фразы «космотеллурическая среда», «физико-химические факторы», «атомы природы» и т. п. Зритель, попадающий в эту среду, немедленно сам становится носителем каких-нибудь тезисов Чижевского, поскольку увернуться от проекций сложновато, да и незачем. Судя по наблюдениям, отдельные посетители поначалу впадают в ступор, поскольку не могут сообразить, на что именно нужно смотреть и в каком направлении двигаться.

Манеж-то физически пуст — иди хоть вдоль, хоть поперек, хоть по периметру. И головой можно вращать на 360 градусов, ибо стайки «световых слов» повсюду.

Никаких акцентов и смысловых узлов здесь нет, что некоторых сбивает с толку. Другие же посетители моментально ощущают себя как рыбы в воде и не задаются вопросом, почему и для чего все устроено именно так, как устроено.

Надо полагать, на подобную реакцию Сэндисон рассчитывал в первую очередь. Вместо того чтобы разжевывать ученые постулаты или давать им свое толкование, художник попросту предлагает эмоционально окунуться в виртуальную среду, моделирующую основной тезис Александра Чижевского: «От начала веков как в бурные, так и в мирные эпохи своего существования живое связано со всей окружающей природой миллионами невидимых, неуловимых связей — оно связано с атомами природы всеми атомами своего существа».