Пенсионный советник

Курорт для угасшей любви

В прокате «Весенние надежды» — ромком о страсти и старости с Мерил Стрип и Томми Ли Джонсом

Егор Москвитин 14.12.2012, 13:50
__is_photorep_included4891357: 1

Вышли в прокат «Весенние надежды» — то ли тяжелая комедия, то ли легкая драма о том, как воскресить брак, который уже много лет не подает признаков жизни.

Кэй (Мерил Стрип) и Арнольд (Томми Ли Джонс) в браке больше тридцати лет. За это время им надоело не то что спать в одной кровати, а даже ругаться. Семейная жизнь превратилась в трагический день сурка. Каждое утро яичница с беконом, кофе, газета и формальный поцелуй в щеку перед выходом на работу. Глазами герои стараются не встречаться, говорить о чем-то, кроме как ни о чем, тоже.

Их брак могли бы оживить внуки, но их пока нет, а дети родителей сторонятся: чувствуют, что несчастье — заразная штука.

При этом герои друг к другу вовсе не остыли, просто потеряли общий язык. Оптимистичная и энергичная Кэй не сдается и находит для себя и мужа переговорщика — семейного психолога Фелда (Стив Карелл). Супруги едут в гости к доктору в сентиментальный городок Хоуп-Спрингс, превращенный деятельным Фелдом в настоящий отель разбитых сердец: все его жители только и грезят о любви. Старики-туристы тоже втягиваются:

он впервые за миллион лет приглашает ее в ресторан, а она решается на оральные ласки прямо в кинотеатре, хотя раньше не делала ничего подобного даже в спальне.

Описание сюжета может звучать комично, но на самом деле «Весенние надежды» — кино в достаточной мере грустное: после него начинаешь верить, что чувствам свойственно выветриваться быстрее, чем надо бы, а сердцам останавливаться раньше, чем хотелось бы.

То, что герои Мерил Стрип и Томми Ли Джонса справятся со всеми своими проблемами, преодолеют отчуждение и обретут вторую молодость, понятно с самого начала. Если бы это был фильм с несчастливым концом, в нем бы не было шуток про старушку, постигающую азы минета с помощью банана.

Другое дело, что Стрип и Джонс при всей своей гениальной игре никак не сходят за простых обывателей: их экстраординарность не прикрыть ни грубоватым сценарием, ни небрежной режиссурой.

А значит, их пара — скорее исключение, чем правило. И, глядя на нее, задумаешься о многом. Неважно, сорок тебе, тридцать или двадцать.

Если вынести за скобки эти тревожные нотки и пару душераздирающих сцен (а их не избежать, когда в кадре сталкиваются актеры с двадцатью номинациями на «Оскар» на двоих), то остается тихая и добрая комедия про стариков, не желающих стареть. Джонс брюзжит, дергается, кривляется и краснеет, когда психолог расспрашивает его о проблемах в постели. Стрип уморительно изображает неудовлетворенную женщину: каждый ее жест, каждый наряд, каждый взгляд — сексуальный вызов амебе-мужу. На кушетке у психолога то и дело всплывают милые детали: тихоня Арнольд, например, фантазирует о сексе втроем с соседкой-собачницей.

А шестидесятилетняя Кэй вынуждена краснеть перед мальчишкой-продавцом в книжном: доктор Фелд дает ей задание купить пособие «Интимные советы для женщин от гея».

До разнузданной оргии на закате жизни, как в «Простых сложностях» (другом фильме с Мерил Стрип на ту же тему), здесь дело не доходит, но оно и к лучшему.

«Весенние надежды» занимают какое-то очень правильное место посередине между сказкой кино и правдой жизни.