Пенсионный советник

Марш 80 миллионов

В конкурсе ММКФ показана польская картина «80 миллионов»

Алексей Крижевский 26.06.2012, 10:49
__is_photorep_included4642501: 1

В конкурсе Московского кинофестиваля картина «80 миллионов» Вальдемара Кшистека о приключениях мешков с деньгами на фоне роста гражданских протестов в Польше накануне введения военного положения.

Польша, Вроцлав, 1980 год. Как и вся страна, столица региона Нижняя Силезия охвачена забастовками; люди с красно-белыми флагами и знаменами профсоюза «Солидарность» ходят по улицам толпами не меньше, чем в Москве на «Марше миллионов», и их безо всякого дипломатничанья разгоняют водометами. В кабинетах силовых ведомств тем временем отвратительный хлыщ-гэбэшник по фамилии Собчак матом через слово мотивирует своих сотрудников на добрую охоту за профсоюзными активистами: искать, следить, узнавать, кто с кем спит. Активисты тоже не промах — их профсоюзная ячейка скопила на своих счетах 80 миллионов злотых; понимая, что, не ровен час, счета будут арестованы, оппозиционеры решают забрать деньги, предназначенные для поддержки арестованных и тех, кто остался без работы. На них начинается настоящая охота — с арестами, перегораживанием машинами трамвайных путей, подменой автомобильных номеров, сообщением в СМИ об ограблении банка и католической церковью, оказывающей оппозиции услуги депозитария.

Так, примерно на середине фильм из киноурока истории превращается в шпионский фильм, а затем в исторический боевик.

Снявший «80 миллионов» польский режиссер Вальдемар Кшистек не первый раз представляет свою страну на ММКФ — три года назад он показал в основном конкурсе свою картину «Малая Москва», историю любви жены советского офицера к офицеру польскому, происходившую на сонных улицах маленькой силезской Легницы. Тогда эта донельзя сентиментальная и довольно спекулятивная работа не произвела впечатления ни на жюри, ни на зрителей. С «80 миллионами» у него шансов куда больше. Не только ввиду того, что революционный Вроцлав выглядит куда веселее заспанной, томящейся от неясных чувств двух военных голубков Легницы. Просто режиссер со своей историей, написанной еще до всяких российских протестов вместе со сценаристом Кшиштофом Копкой, теперь попадает в самое яблочко.

Зритель с белой ленточкой в кармане не раз присвистнет и улыбнется совпадениям — и не только потому, что много раз услышит фамилию Собчак.

Здесь активисты собирают деньги на помощь оставшимся без работы, а специальные люди за ними охотятся. Здесь к профсоюзному деятелю подсылают специально обученных журналисток, которые очень скоро оказываются у него в постели. Здесь власти занимаются эталонными многоходовыми провокациями — когда парни из «Солидарности» ловят на кладбище советских воинов-провокаторов из разведки, малюющих свастики на могильных плитах офицеров, их же, простодушно сдавших хулиганов в полицию, и обвинят в осквернении.

Аналогий множество, они все лежат на поверхности — и каждый зритель сам разберется, где тут пан Навальный, а кого из персонажей уподобить Илье Яшину. И именно количество этих совпадений превращает этот фильм из гибрида исторического фильма с боевиком в увлекательный и универсальный учебник политической борьбы (хозяйке на заметку — у профсоюзов не только куча денег, но и собственная типография, а также свои люди в армии, полиции и службе безопасности).

А заодно и демонстрирует ту преображающую роль, какую в такой борьбе играют финансы, --

оппозиционеры, получив в руки гору наличности, всерьез встают перед искушением исчезнуть с концами, охотящиеся за этой горой службы безопасности от постоянных мыслей о деньгах начинают ценить их выше серпа, молота и даже Господа Бога, что для поляка совсем уж ни в какие ворота.

Финал, впрочем, будет одинаково страшен для всех — и если для «Солидарности» он станет главным испытанием, то для алчных силовиков, не исключено, карой небесной.

Впрочем, это не единственный аттракцион для зрителя — камера здесь добротно обходит квартиры главных героев, показывая, как складывается их быт; сквозь революционный пыл, который приносят на своих сапогах домой оппозиционеры, нет-нет да и прозвенит тоска их домашних по мужьям и папам. Тележка оператора заглядывает в каждый важный кабинет, где считают деньги или подшивают в дело фотоснимки, за каждый важный угол, где арестовывают и бьют. При этом режиссер не делает вид, что до его новой картины «Солидарность» не воспевал в своем «Случае» Кшиштоф Кеслевский и в «Человеке из железа» Анджей Вайда. Нет, перед нами всего лишь приключения мешков с наличностью на фоне гражданского протеста, и они куда интереснее описанной Кшистеком в своей «Малой Москве» истории о плохих совках, благородных поляках и влюбленной паре между ними.