Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

С моста под землю

Объявлены победители конкурса современного искусства «Инновация»

Велимир Мойст 04.04.2012, 13:41
Таус Махачева, инсталляция «Быстрые и неистовые» премия «Инновация»
Таус Махачева, инсталляция «Быстрые и неистовые»

Объявлены итоги конкурса в области современного визуального искусства «Инновация»: главный приз достался Александру Бродскому за инсталляцию «Цистерна», лучшим куратором признан Виктор Мизиано, в номинации «Новая генерация» победила Таус Махачева.

Поздним вечером во вторник в центре дизайна Artplay конкурс «Инновация» в седьмой раз раздавал свои награды. После того как в прошлом году лауреатом стала скандально известная группа «Война», а приз за лучший региональный проект получил Артем Лоскутов, лидер новосибирской арт-группы «Бабушка после похорон» и инициатор «монстраций», публика и на этот раз вправе была ожидать от конкурса чего-нибудь особенного — телеканал «Дождь» даже затеял прямую трансляцию церемонии. Однако тем, кто видел шорт-лист и посещал выставку номинантов в Государственном центре современного искусства, было очевидно, что сенсаций не предвидится — по крайней мере, таких, которые бы резонировали за пределами арт-сообщества.

По аналогии с прошлым годом можно было ожидать присутствия в списке номинантов Pussy Riot, но они там не фигурировали.

И не потому даже, что опоздали со своим панк-молебном к этапу рассмотрения заявок, а по той причине, что «Инновация» в действительности совершенно не склонна к последовательному продвижению каких-либо тенденций, включая радикальный акционизм. Прошлогодний прецедент не стоило принимать за декларацию о дальнейших намерениях жюри.

Несмотря на государственный статус, «Инновацию» можно рассматривать как «предприятие со смешанным капиталом». На этот раз этот статус выражен еще более отчетливо, чем прежде: призовой фонд конкурса удвоился за счет спонсорских средств и составил 3 млн рублей. Увеличение денежного довольствия не привело, впрочем, к росту числа номинаций — их по-прежнему семь. Обладатели двух призов были известны заранее:

в номинации «За творческий вклад в развитие современного искусства» победу в этом году жюри отдало дуэту художников-концептуалистов Игорю Макаревичу и Елене Елагиной (денежный эквивалент награды составляет 600 тысяч рублей), а «За поддержку современного искусства в России» был морально поощрен Зураб Константинович Церетели.

Никаких денежный знаков ему по правилам конкурса не положено, но едва ли он из-за этого сильно расстроился: со сцены из уст мэтра прозвучало лаконичное «спасибо».

В остальных категориях интрига сохранялась до последнего, правда, носила она опять же, скорее, внутрицеховой характер. В номинации «Кураторский проект», где конкуренция была весьма высока, победил Виктор Мизиано — устроитель интернациональной выставки «Невозможное сообщество», посвященной «искусству социального взаимодействия». Проект этот вырос из идеи бенефиса уже распавшейся группы Escape: взяв их творчество за основу, Мизиано привлек еще три десятка авторов, склонных не замыкаться в себе, а коммуницировать с окружающим миром посредством перформансов и интерактивных инсталляций.

В номинации «Региональный проект» (поговаривают, что ее вскоре должны упразднить, дабы не делить искусство на столичное и провинциальное) верх взял калининградский «Анклав», инициированный четверыми кураторами — поляками Евой Горжадек и Стахом Шабловским, а также нашими Ириной Чесноковой и Евгением Уманским.

Проект обыгрывал особое географическое положение Калининграда, окруженного со всех сторон странами Евросоюза.

А в разделе «Теория. Критика. Искусствознание» приз получил питерский искусствовед Андрей Фоменко за книгу «Советский фотоавангард и концепция производственно-утилитарного искусства». Если для кого-то это и стало неожиданностью, то исключительно по причине ретроспективного характера исследования: конкурс-то подразумевает контекст искусства сегодняшнего. Вероятно, жюри решило, что изученная Андреем Фоменко тема актуальна и в наши дни.

Лучшим молодым художником (номинация «Новая генерация», денежный эквивалент — 200 тысяч рублей) была признана уроженка Дагестана и выпускница лондонского колледжа Таус Махачева за мультимедийную инсталляцию «Быстрые и неистовые».

Впечатлившись мужественными традициями махачкалинских стритрейсеров, художница тюнинговала свой внедорожник старыми шубами, купленными на барахолке, и попробовала принять участие в одном из ночных заездов.

Судя по отчетным материалам, само приключение получилось так себе, но Махачева сумела на его базе выстроить большое и слегка ироническое шоу.

Наконец, в номинации «Произведение визуального искусства» (это и есть гран-при конкурса с вознаграждением в 800 тысяч рублей) довольно предсказуемо победил Александр Бродский — некогда «бумажный архитектор», а ныне один из самых почитаемых деятелей нашей арт-сцены. В 2010 году Бродский стал лауреатом конкурирующей с «Инновацией» Премии Кандинского, однако данный факт едва ли мог помешать еще одному триумфу — слишком уж значимая и «внепартийная» он фигура. Нынешняя награда вручена ему за инсталляцию «Цистерна», представленную минувшей осенью в рамках Московской биеннале современного искусства.

Художник тогда декорировал подземный коллектор на задворках Микояновского мясокомбината,

стремясь, по его собственным словам, «выразить и вызвать благоговение перед Большим Городом с его тайными пространствами и бесконечно исчезающим духом». Надо сказать, художественное вмешательство в уже существующий интерьер — мрачноватый и запущенный — было минимальным, но на то и талант, чтобы точно дозировать прикладываемые усилия.

Инсталляция была открыта для показа всего несколько дней, вживую ее видели не очень многие; как минимум половина членов жюри судила об этом проекте по видеозаписи. «Цистерна» — работа отчасти элегическая, отчасти психоделическая, так что ее отличия от прошлогоднего опуса «Войны» сравнимы с отличиями настроечного фортепианного молоточка от кувалды. Возможно, кому-то покажется, что в проекте Бродского недостает драйва, однако стоит напомнить, что лихость — не единственный критерий для оценки художественного произведения. По крайней мере, нынешнее решение жюри «Инновации» оказалось куда менее спорным, нежели прошлогоднее.