Пенсионный советник

На опережение Прилепина

Нижегородская молодежная организация просит проверить книги Захара Прилепина

Игорь Карев 16.11.2011, 17:46
sankya.ru

Ограничить доступ к книгам Захара Прилепина «Санькя» и «Черная обезьяна» детям до 16 лет предлагает нижегородское молодежное движение «Новые люди». Чуть ранее сообщалось, что организация хотела попросить Минюст проверить эти книги на наличие в них экстремизма, однако, кажется, активисты обратились не по адресу.

Нижегородское отделение молодежного движения «Новые люди» отправило запросы в Министерство юстиции и Министерство образования и науки с просьбой провести экспертизу книг Захара Прилепина «Черная обезьяна» и «Санькя» и проверить их влияние «на детское, подчеркнём, именно детское сознание», как говорится в сообщении на сайте организации. Обращение в ведомства появились в результате проведенного нижегородскими «Новыми людьми» рейда, проведенного активистами организации 3 ноября: в детских библиотеках города они искали экстремистскую литературу. Но не только.

«Общественные организации проводили рейд, выявляя наличие экстремистской литературы в детских библиотеках; также смотрели и наличие литературы, про которую можно сказать, что нежелательно, чтобы она лежала на детских полках. Многие сотрудники библиотек и культурологи высказывались, что

книги Захара Прилепина — это те книги, которые не совсем предназначены для детского чтения, потому что там есть элементы живого, прозрачного и яркого выражения всех реалий, которых в принципе детям знать не надо»,

— рассказал «Парку культуры» руководитель нижегородского отделения движения Вячеслав Мишин.

Он добавил, что «Новые люди» не хотят запрещать книги Прилепина. «Об этом речи не идет: это хорошие книги», — заключил он. В движении считают, что доступ к этим книгам должен быть ограничен для детей до 16 лет.

«Потом они могу читать что хотят, но до этого возраста, чтобы не травмировать детскую психику, детям не стоит читать такие произведения», — заявил Мишин.

«Ребята немного лукавят: они отправили тексты в Минюст с просьбой проверить книги на наличие экстремизма. И если он там будет обнаружен, то это уже по факту уголовная статья. И не будет иметь никакого значения, зачем они отправляли эти письма, чтобы книг не было в библиотеках или еще из каких пробуждений», — прокомментировал ситуацию «Парку культуры» Захар Прилепин. Он отметил, что даже младшие школьники берут из книг «всё самое доброе, разумное и вечное» и учатся на книжных примерах именно этому.

«Ведь и в книгах Аркадия Гайдара черт знает что происходит — там людей убивают, но на них выросло не самое плохое поколение людей», — заметил писатель.

Изданная в 2006 году книга «Санькя» выходила в финал премий «Национальный бестселлер» и «Русский Букер», получила премию «Ясная Поляна», а в этом году попала в шорт-лист «Русского Букера десятилетия». Роман «Черная обезьяна» вышел в 2011 году.

Всего три недели назад с похожей проблемой столкнулся писатель Борис Акунин: в его романе «Весь мир театр» якобы обнаружилось оскорбление сразу всего русского народа. Правда следователи экстремистских высказываний в книге не нашли и дело закрыли.

Признать книгу, фильм или картину экстремистской, согласно закону, может только суд, в который должна обратиться прокуратура по чьей-либо жалобе или в рамках собственной проверки, которая может быть организована и на основании информации оперативных служб (центра по противодействию экстремизму МВД или ФСБ). Заключение о степени экстремизма в материале выдает эксперт. После вступления в силу судебного решения его заносят в федеральный список Минюста. Попадая туда, книга, брошюра или фильм официально становятся запрещенными к распространению, публикации или цитированию на территории России.

Прилепин напомнил, что на его книги документы в Минюст еще не отправляли, оппоненты обходились только «частными выступлениями».

Совпадение со случаем Акунина он считает чистой случайностью, но выразил обеспокоенность наличием уже отлаженного механизма. «В моем случае, думаю, что всё это случайно. Но в любом другом случае или когда это будет нужно, это всё будет работать», — заметил он.

На вопрос, зачем требуется именно законодательный запрет и не стоит ли лучше объяснять родителям вред от чтения детьми таких книг, Мишин ответил, что «не все родители смотрят за детьми».

«Ребенок в возрасте 13–14–15 лет уже сам выбирает себе литературу и самостоятельно ходит в библиотеку; родители могут просто опоздать — увидеть книгу уже после того, как ребенок её прочитал. Мы работаем на опережение», — заключил он.