Пенсионный советник

Пирог к разврату готов

«Старая добрая оргия» выходит на экраны

Сергей Синяков 28.10.2011, 14:38
__is_photorep_included3815574: 1

В прокат выходит «Старая добрая оргия» — неуклюжий, но трогательный экзистенциальный гимн потерянному поколению «Американского пирога» с элементами робкой эротики.

Эрик (Джейсон Судейкис), клерк за 30, по-настоящему живет два дня в неделю: на выходных он устраивает с друзьями вечеринки в загородном доме у океана. Все сподвижники – его разнополые одноклассники-погодки, и атмосфера на мероприятиях самая отроческая. Сломать удовольствие могут, как встарь, только родители, что имеют интернациональное обыкновение ходить к детям в гости по похмельным утрам. После тематического «быдло-пати» с живой коровой, надувными фламинго и фастфудом (это как если бы дачники на Николиной Горе задумали военно-историческую реконструкцию типовых посиделок в Гольяново, с коктейлями в баночках) на пороге появляется папа Эрика (трехминутный выход легендарного Дона Джонсона), который сообщает, что выставил дом на продажу. Прикидывая вариант наиболее грандиозного отходного залпа в честь расставания с фамильным гнездом, герой понимает, что из всех концептуальных развлечений у его компании остался неохваченным разве только групповой секс: костюмированное шоу Star Track против Star Wars они уже устраивали.

Сознательный поход в кинотеатр на «Старую добрую оргию» (равно как и взвешенное решение коллективно переспать с людьми, с которыми вас связывает 20 лет знакомства), безусловно, не из тех идей проведения досуга, которые умри, но реализуй. Жанровая природа режиссерского дебюта Алекса Грегори и Питера Хайка, до этого писавших телевизионные сценарии для «Царя горы», не очевидна. Да и с целевой аудиторией тут не так чтобы кристально ясно.

С одной стороны, происходящее абсолютно соответствует названию фильма. Оргия будет, никуда зритель от нее не денется, и начнется с командирской отмашки – как у Шукшина в «Калине красной» («Народ к разврату готов!»). Имеется, в частности, непотребный во многих отношениях эпизод, когда герои с целью получения опыта в организации массовых эротических мероприятий наведываются в клуб свингеров, правдоподобно энергичных, толстеньких и морщинистых. Бедовые прокатчики нисколько не намерены понижать градус, заданный рейтингом R, присвоенным ленте в американском прокате. На всякий «fuck» за душеспасительным эвфемизмом герои в словарь не лезут и шутки касательно пропорциональности ступней и отверстий произносят с кавалергардской внятностью.

При этом мыслящим любителям эротики, равно как и жизнелюбивым адептам «Мальчишника в Вегасе» в случае с «Оргией» едва ли есть смысл лишний раз беспокоиться:

по сути, это скорее экзистенциальный праздник со слезами на глазах, отчасти в духе невеселой советской комедии «Старый новый год».

Две трети истории, как в каком-нибудь неторопливом кино про выезд на шашлык, отведены предваряющим событие хозяйственно-дипломатическим хлопотам — из разряда, кто привезет мангал, кому доверить мариновать баранину, и прилично ли привлекать к эротическим глупостям пару старых друзей, которые всегда вроде бы за, но ведь буквально только что поженились. Направляемые дебютирующими в полном метре сценаристами и режиссерами, герои запрягают не торопясь. Движутся к свальному греху, не пританцовывая от нетерпения, но бледнея, норовя лишиться чувств, путаясь в шнурках, бретельках и желаниях, пораженчески хихикая и ковыряя побелку.

На любой плотский каламбур здесь найдется раздумчивая шутка про Radiohead, робкое предложение «оргия поможет мне найти себя, поможет нам обоим» произносится с просветленностью сбивчивого признания в любви. Плюс самым запоминающимся (и напрочь лишенным чувственного аспекта) моментом оказывается первый выстраданный поцелуй дружащих со школьной скамьи мужчин, и умеренность актерского дарования Джейсона Судейкиса и Тайлера Лэбина только добавляет эпизоду пронзительности.

На выходе история оказывается не пиром плоти, но всхлипом выросшего на «Американском пироге» потерянного поколения. Его герои по-прежнему норовят залезть друг дружке куда и во что угодно, но удовлетворение получают, пропихнувшись ближнему своему непосредственно в душу.