Пенсионный советник

Венеция начинает «Мартовскими идами»

31 августа начинается 68-й Венецианский кинофестиваль

Владимир Лященко 31.08.2011, 15:06
__is_photorep_included3753489: 1

Сегодня показом нового фильма Джорджа Клуни «Мартовские иды» открывается 68-й Венецианский кинофестиваль, щедрый на громкие имена и удачные эксперименты.

В последние годы только и разговоров было о том, что фестивальная конкуренция растет, а «большая тройка» — Канн, Венеция, Берлин — вот-вот либо станет «четверкой» (пятеркой, шестеркой, десяткой: высоты штурмуют не только Локарно и Роттердам), либо вовсе растворится среди догоняющих, которые станут равными. Но пока это только разговоры. И если Берлин в 2011-м ничем особенно не запомнился, то Канн и Венеция впечатлили звездными списками.

Перещеголять Каннский фестиваль в этом году сложно. На «Золотую пальмовую ветвь» претендовали фестивальные звезды режиссуры разной степени актуальности: Педро Альмодовар, Аки Каурисмяки, братья Дарденн, Наоми Каваси, Паоло Соррентино, Нури Бильге Джейлан, неожиданный в такой компании, но крайне интересный Николас Виндинг Рефн, а также проходящие вне категорий демиург-изгой Ларс фон Триер и демиург-триумфатор Терренс Малик. И это еще не весь основной конкурс, а на поднятие престижа второй программы — «Особый взгляд» — работали имена Гаса Ван Сента, Андрея Звягинцева, Кима Ки Дука и Брюно Дюмона. В общем, на пару серьезных смотров хватило бы.

И все равно даже на таком фоне Венеция выглядит как минимум не менее интересно.

Восьмой фестиваль сборки Марко Мюллера может стать последним под его руководством (рулевой «Мостры» вроде как хочет вернуться к продюсированию фильмов) и, по словам самого программного директора, наиболее близко воплощает его видение.

В центре внимания мощный, но неоднородный конкурс: обилие громких имен, англоязычные фильмы, пара-тройка итальянцев, актуальные азиаты, проекты больших студий соседствуют с мощными художниками «не для всех». Прогнозы — дело неблагодарное, но те, кто предсказывал каннский успех «Древу жизни» Терренса Малика, ссылались и на то, что председательствовал в жюри американец Роберт де Ниро. В Венеции жюри основного конкурса возглавляет его соотечественник Даррен Аронофски, но одних американцев в конкурсе пятеро.

Помимо Клуни это Тодд Солондз с «Темной лошадкой», Уильям Фридкин с «Киллером Джо», дочка Майкла Манна Эми Канаан Манн с «Полями» и Абель Феррара с обязательным в этом сезоне апокалиптическим «4:44. Последний день на Земле». Плюс «Опасный метод» про Фрейда, Юнга и пациентку канадца Дэвида Кроненберга и

«Резня» про родительский конфликт на почве педагогики беглеца Романа Полански, который даже в Венецию не рискнет выбраться из Франции после швейцарского заточения.

Просто продолжая перечисление интригующих названий, стоит упомянуть экранизации «Шпион, выйди вон!» Томаса Альфредсона (этот швед засветился дивной красоты вампирской драмой про детство «Впусти меня») и «Грозовой перевал» англичанки Андреи Арнольд (фестивальным хитмейкером ее сделал «Аквариум»), а также завершающего цикл о власти «Фауста» Александра Сокурова. За передовую линию авторского кино отвечают второй художественный фильм британского художника Стива Маккуина «Стыд», чей «Голод» получил «Золотую камеру» и равно впечатлил жюри и критиков в Канне в 2008-м, и «Альпы» грека Йоргоса Лантимоса (его «Клык» получил там же приз «Особый взгляд» в 2009-м).

Вдобавок с момента июльского объявления в программу была добавлена «Жизнь без принципов» гонконгского режиссера Джонни То: история про то, как сумка с $5 000 000 меняет жизнь трех жертв финансового кризиса, стала 22-м участником основного конкурса, а 23-м будет фильм-сюрприз, название которого объявят уже по ходу фестиваля.

И, конечно, особое внимание уделяется второй конкурсной программе — «Горизонтам», которые служат главным мюллеровским полем экспериментов. В прошлом году отменили ограничение по хронометражу и перемешали полные, короткие и средние метры. Деление на художественные и документальные ленты в этой программе также упразднено — все валится в одну кучу наблюдения за броуновским движением новых языков и форматов кино. Прошлогодний эксперимент был признан успешным. Так, сохранен принятый курс на взаимообогащающее соседство видеоарта и экспериментальных короткометражек с фильмами Джонатана Демме, Джеймса Франко, Амира Надери. Откроет «Горизонты» шестичасовая лента филиппинца Лав Диаса «Столетие родов», а Россию представит работа художника Юрия Лейдермана и режиссера Андрея Сильвестрова «Бирмингемский орнамент».

Еще одним новшеством стало появление второго фильма открытия фестиваля, которым оказалась картина «Да здравствуют антиподы!»

документалиста Виктора Косаковского. Другой российский фильм попал в параллельную программу «Авторские дни»: это «Портрет в сумерках» режиссера Ангелины Никоновой и соавтора сценария и исполнительницы главной роли Ольги Дыховичной.

Вне конкурса — еще некоторое количество заметных премьер, в том числе бактериологический триллер «Зараза» Стивена Содерберга, документалка про парижское кабаре «Crazy Horse» Фредерика Уайзмана и новый фильм Мадонны «W.E.» («МЫ: Верим в любовь»). Также покажут на большом экране мини-сериал «Милдред Пирс» члена жюри Тодда Хайнса: поместить телепродукцию нового формата в киноконтекст вполне в духе времени и следящего за ним фестиваля.

Как показывает венецианская программа, достичь многообразия можно, не жертвуя ни уровнем, ни уникальностью событий. В условиях конкуренции не только с Канном, но и со следующим прямиком за Мострой большим кинофестивалем в Торонто (важная площадка международного кинорынка) Мюллер сумел обеспечить Венеции 65 новинок: в трех основных программах каждое название будет мировой премьерой.