Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Третьяковка предъявила детектив

Третьяковская галерея представила собрание рисунков Николая Ге, которые больше ста лет находились в Швейцарии

Велимир Мойст 21.06.2011, 17:44
РИА «Новости»

Третьяковская галерея представила собрание рисунков Николая Ге, которые больше ста лет находились в Швейцарии, а теперь приобретены отечественным музеем. Осенью этого года коллекция будет показана публике в составе юбилейной выставки к 180-летию художника.

К рисункам в отличие от живописи нередко относятся без особого пиетета, хотя именно в них кроется важная составляющая изобразительного творчества. Более того, иной раз рисунок может выйти удачнее финального холста. По крайней мере, в случае с Николаем Ге невозможно не оценить ту роль, которую играли подготовительные эскизы при создании картин. Он был художником неординарным, далеко отошедшим от академической традиции, особенно в последний период жизни, так что его «кухня» невероятно интересна.

Нельзя сказать, что его рисунков в российских музеях до недавнего времени было уж очень мало, но теперь, с приобретением швейцарской коллекции, графическая часть наследия Ге получила совершенно иное измерение.

История этой коллекции может быть изложена в жанре музейного детектива. После смерти Николая Ге в 1894 году его сын предполагал устроить при Третьяковской галерее персональный музей отца. На этот счет имелась договоренность с Павлом Третьяковым, который принял в дар большой корпус произведений и временно, до окончания строительства надлежащего здания, поместил их в основной экспозиции. Однако многие работы публике не показывали в связи с цензурными запретами (к позднему творчеству Ге имелись серьезные претензии со стороны православной церкви), строительство персонального музея все откладывалось и откладывалось, а с кончиной Павла Третьякова перспективы стали и вовсе туманными.

В итоге младший Ге забрал принадлежащую ему часть наследия и вывез ее в Швейцарию, куда переехал на ПМЖ.

Популяризацией отцовского творчества он занимался с энтузиазмом, однако под конец жизни вынужден был завещать все холсты и рисунки своей покровительнице Беатрисе де Ваттвиль, владелице замка Женжен близ Женевы. Там они и содержались вплоть до смерти хозяйки в 1952 году. Наследники госпожи де Ваттвиль с доставшимся им имуществом церемониться не стали и пустили всё, включая произведения Николая Ге, с аукциона. Советский Минкульт об этом обстоятельстве знал и даже планировал выкупить работы великого соотечественника, но что-то не задалось, и на аукционе были приобретены лишь письма Льва Толстого к художнику. Все остальное уплыло в неустановленном направлении.

Живопись Ге из того аукционного стринга по сию пору обретается неизвестно где, выявлено местонахождение лишь отдельных полотен.

А вот у рисунков судьба оказалась более счастливой. В 1974 году их увидел на женевском блошином рынке молодой в ту пору архитектор Кристоф Бальман. Ничего не зная об авторе и даже времени их создания, он купил всю подборки из шести десятков листов — просто так, за красоту. Однако любознательность подтолкнула его к детальному изучению предмета, и вскоре Бальман выяснил всю предысторию коллекции. Опять же, по счастью, новый владелец очень проникся творчеством Ге и не пожелал распродавать рисунки. Благодаря этому обстоятельству сейчас Третьяковская галерея при финансовой помощи ВТБ смогла заполучить эту коллекцию практически целиком: у Бальмана куплены 55 крупноформатных листов, из которых 15 двусторонние.

Многие рисунки датируются последним десятилетием жизни художника, которое можно назвать самым революционным и загадочным в его биографии.

В ту пору Николай Ге неистово работал над живописным «Страстным циклом», предлагавшим весьма смелые трактовки страданий Иисуса Христа. Весьма впечатляют угольные эскизы к «Распятиям» (картин под этим названием у Ге было несколько). Но есть и подготовительные рисунки к более ранним произведениям вроде знаменитого полотна «Петр I допрашивает царевича Алексея Петровича в Петергофе». Еще в состав коллекции входят оригиналы иллюстраций к рассказу Льва Толстого «Чем люди живы» и к его же «Краткому изложению Евангелия» (эта книга так и не вышла в свет из-за цензурных препон).

Собрание рисунков Ге производит действительно мощное впечатление. Правда, на брифинге в ГТГ представителям прессы продемонстрировали только часть коллекции, да и то не в оформленном виде, а из папок. Обещано, что в октябре вся коллекция будет представлена на большой выставке, приуроченной к 180-летию Николя Ге, — этот проект третьяковцы именуют главным событием следующего сезона.