Пенсионный советник

Воробей с бородой

В прокате «Пираты Карибского моря: На странных берегах»

Владимир Лященко 18.05.2011, 10:39
beyondhollywood.com

В прокате «Пираты Карибского моря: На странных берегах» — четвертая часть приключений капитана Джека Воробья, в которой он ищет источник вечной молодости, выясняет отношения с поруганной монашкой и окончательно подчиняет выросшую из Диснейленда вселенную своей воле.

В эпилоге третьего фильма капитан Джек Воробей (Джонни Депп) в гордом одиночестве направлялся к источнику вечной молодости, но к началу четвертой оказывается на каторге в компании верного помощника Биггса (Кевин МакНелли). Бежав из заключения и прибыв в Лондон, Джек обнаруживает, что все, включая монарха, ищут его, а сам он, по слухам, набирает команду, чтобы отправиться все к тому же источнику. Поскольку у самого Джека нет даже корабля, на который он мог бы нанимать людей, предстоит выяснить, кто это делает за него. Помимо самозванца источником по разным причинам интересуются обладающий магическими способностями капитан Черная борода (Иэн МакШейн), представители испанского флота и давний соперник Воробья капитан Барбосса (Джеффри Раш) — теперь на королевской службе, в парике и без ноги.

После третьей серии проект покинули исполнители главных ролей Орландо Блум и Кира Найтли, а также режиссер Гор Вербински.

Но, кажется, пока от роли вечно теряющего свой корабль капитана не устанет Джонни Депп, поставить точку в пиратской саге на студии не решатся — уже готовятся к производству разом пятая и шестая серии. Как вариант, устать могли бы зрители, однако гадать на чужих сердцах до того, как обнародованы цифры сборов, — дело неблагодарное.

Пока же имеем следующее: вынужденный искать замену Гору Вербинскому продюсер «Пиратов» Джерри Брукхаймер нанял рулить Роба Маршалла — чаще театрального хореографа и постановщика, чем кинорежиссера, который за почти десяток лет снял два мюзикла — «Чикаго» и «Девять» (один оскароносный и один очень скучный) — и костюмированную мелодраму «Мемуары гейши». Майкл Бэй слишком занят и больше интересуется технологиями будущего, чем артефактами прошлого.

В отсутствие главных героев прошлых серий («Летучий голландец» и его капитан в гонку не вмешиваются) на первый план закономерно выходит развязный герой Деппа. За любовную линию отвечает появление давнего романтического интереса Джека — Анжелики (Пенелопа Крус).

Несостоявшаяся вследствие встречи с ветреным капитаном монашка ловко орудует саблей и никак не может определиться, укокошить ей совратителя или попытаться привязать к себе. Бесперспективность второго варианта очевидна, так что возникает вспомогательная романтическая связь между священником и русалкой, в которой самое интересное то, что, пока у русалки есть хвост, в ней мерещится артистка Эллен Пейдж, а когда хвост исчезает, становится, понятно, что нет, это не она.

Из третьей серии перекочевал трюк с множественным Джеком, только теперь это не результат умопомешательства героя, а следствие популярности проповедника импровизации: убедившись в эффективности алко-вдохновенного метода для решения поминутно возникающих на пути человека вне закона проблем, пираты стараются перенять повадки и привычки предпочитающего действовать, а не планировать остроумца.

Связывающий цепочку приключений на пути к пресловутому источнику сценарий постановщик мюзиклов Маршалл реализует в духе хорошо знакомого ему жанра — последовательно ставит номера, не слишком заботясь о цельности произведения.

Много времени уделяется акробатическим способностям ставшего центральным персонажа: Джек ускользает от погони на лондонских улицах, бегая по крышам карет; Джек вступает в поединок с двойником среди катящихся бочек и неустойчивых балок. Мало — кораблям: пушки готовятся к бою всего раз, но им так и не дают проговориться.

Во многом очарование прошлых серий держалось на противостоянии старого романтического мира пиратов и магии наступающему миру торговли и технократии. Маршалл сосредотачивается на внутрипиратской возне, а про отвечающих в этой серии за новый мировой порядок испанцев (не столько технократов, сколько ревностных католиков, что еще хуже) забывает. Положенных приключенческой ленте побегов, схваток, перебранок и предательств в итоге хватает, но баланс нарушен: история из по-хорошему безумного кино превращается обратно в парк аттракционов, откуда и вышла.