Пенсионный советник

Тятя, тятя, притащили

В прокат выходит фильм «Мальчики возвращаются»

Ксения Рождественская 13.04.2010, 18:41
about.com

В прокат выходит «Мальчики возвращаются» — тягучий, как австралийская жара, фильм с Клайвом Оуэном о том, как говорить детям «да» и «до свидания».

Спортивный журналист один воспитывает шестилетнего сына. Жена умерла от рака, а у мальчика после этого приступы паники, на работе намекают, что пора как-то выбираться из траура, а тут еще приезжает погостить старший сын-подросток. Журналист пытается справиться с неожиданным двойным отцовством, грязными тарелками, детскими праздниками, истериками, работой, а когда совсем уж не знает, что делать, появляется призрак умершей жены и дает умные советы: «Обними сына». «Он не хочет». «Обними его».

Основано на реальных событиях. В смысле, кто из нас не разговаривал с умершими?

Эти разговоры могли бы напоминать «Призрака» с Патриком Суэйзи, а Клайв Оуэн, мужественно таскающий ребенка туда-сюда, мог бы стать тенью собственного удачного выхода в «Дитя человеческом». Но нет, у тягучего, как австралийская жара, фильма «Мальчики возвращаются» своя смурная гордость. Клайв Оуэн, конечно, возится с ребенком, но у него нет никакой идеи спасения мира. Призрак, конечно, разговаривает, но не из любви, а потому что есть такие фильмы, в которых призраки разговаривают. Мальчики вроде возвращаются, но никому нет до них дела.

Фильм основан на мемуарах журналиста Саймона Карра об одиноком опыте воспитания детей.

Он считает, главное — сказать детям «да». Они могут играть в опасные игры, ложиться спать когда хотят, прыгать с высоких деревьев, петь песенку: «Руки вверх, если любишь коровий навоз, руки вверх, если любишь собачий пердеж, руки вверх, если любишь меня». В книге, возможно, это выглядело милым. В фильме возникает ощущение, что герой Оуэна просто хочет, чтобы его оставили в покое, так что лучший выход для него — избавиться от обоих сыновей и любоваться прекрасными австралийскими пейзажами, в которых не будет ни одного ребенка до самого горизонта.

Это кино не для женщин. Не зря закадровый Оуэн в конце фильма признается, что «это как «Один дома», только нас трое». Трое мальчишек в одном доме, каждый ломает все что видит, каждый чувствует себя брошенным, и Оуэну сложнее всего, потому что он считается взрослым. На самом деле он Питер Пэн, который ненавидит терять близких, может сыграть в пугающие прятки и готов при случае спеть песенку про коровий навоз. Женщины не поймут принципа «пусть ребенок делает что хочет», тем более не поймут, почему взрослый должен с таким пафосом брать на себя ответственность и с таким надрывом уходить от обязательств.

Возможно, это кино для отцов, которые бросили семью, забыв сказать ребенку «до свидания».

Или для отцов, которые впервые приходят в школу и начинают изливать душу первой же приятной блондинке, далеко не сразу понимая, что она не является классной руководительницей сына. Или для каких-нибудь еще отцов, которые не против пролить скупую мужскую слезу, когда видят, как настоящий мужик умеет кормить ребенка горелым тостом. В общем, для отцов, которые не готовы к своему отцовству, потому что никогда и не собирались взрослеть.

Режиссер Скотт Хиккс — автор медленных и убедительных «Сердец в Атлантиде», номинированной на «Оскар» драмы «Блеск» (тоже об отцах и детях) и трогательных «Заснеженных кедров». Он умеет сделать солнечный свет главным героем фильма, знает, как превратить милейшего шестилетку в инопланетного монстра и как дать зрителю понять, что никто из персонажей не знает, как жить дальше. А кто знает — тот сам дурак.

Полтора часа медленных детских игр, и ни один призрак не поможет с этим справиться. Кто не спрятался — Клайв Оуэн не виноват: найдет, догонит и вымотает своим отцовством всю душу.