Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Плюс «Инновация» всей страны

Открылась выставка номинантов художественной премии «Инновация»

ГЦСИ
В Государственном центре современного искусства (ГЦСИ) открылась выставка номинантов художественной премии «Инновация». Большой адронный коллайдер снова противостоит рисованным психоделическим фантазиям, зрителю напоминают о легендарных, но подзабытых «Коллективных действиях», регионы просят огня.

Ситуацию с российскими художественными премиями идеальной не назовешь. Хотя из других сфер культуры (вспомнить кино, литературу или музыку) вроде бы тоже регулярно долетают стенания насчет того, что награды присуждают не тем, не за то, по неудачным правилам и т. п. Видно, такова уж сама эта премиальная стезя: ступил на нее – готовься принимать попреки и подначки. Зато взамен устроителям даются в руки так называемые рычаги влияния. И сколь бы ни выглядело упомянутое влияние призрачным, а все же это лучше, чем никакого. Вот и продолжаются виртуальные сражения за виртуальную славу... А вдруг в неожиданный момент звезды сойдутся – и все окажется по-настоящему?

Правда, в области современного искусства, где уже несколько лет конкурируют между собой «Инновация» и премия Кандинского, пока что «по-настоящему» не выходило.

В том смысле, чтобы лауреаты просыпались более знаменитыми, чем накануне. Чтобы их портреты появлялись на обложках не только профильных журналов, но и «общечеловеческих». Или чтобы цены на их произведения вырастали в разы... Ничего подобного не наблюдается. Даже скандал позапрошлого года, когда гран-при премии Кандинского присудили «красно-коричневому империалисту» Алексею Беляеву-Гинтовту, привел лишь к временному разбуханию интернет-форумов – и не более того. Неудивительно, что пристальное внимание к процедурам «раздачи слонов» исходит в основном со стороны самого арт-сообщества.

Вот и нынешняя выставка номинантов «Инновации» богата коллизиями лишь с точки зрения посвященных в премиальные тонкости.

«Ага, – думает некий наблюдатель из числа инсайдеров, – помнится, в минувшем декабре главный приз у Кандинского отхватил Вадим Захаров, а двое других претендентов из того шорт-листа перекочевали теперь к «инноваторам». Стало быть, «Инновацию» должны присудить кому-нибудь из них двоих – Пепперштейну или Полисскому, чтобы подначить конкурирующую фирму. С другой стороны, в здешнюю номинацию «Произведение визуального искусства» вброшены такие мощные фигуранты, как дуэт Макаревича — Елагиной, Сергей Братков и даже группа «Коллективные действия», чьи концептуальные перформансы чуть ли не ровесники песням Deep Purple. За Макаревичем с Елагиной стоит Stella Art Foundation, устроивший их выставку в венском Художественно-историческом музее и только что удостоенный безальтернативного приза «Инновации» за поддержку современного искусства. Но ведь и за Братковым – влиятельная «Риджина», а Полисский вообще номинирован от Свибловой, а Пепперштейн опять-таки у Свибловой в Венецианской биеннале участвовал. Господи, как все непросто! Что же будет, что же будет...»

Да не будет ничего сверхъестественного. В том-то и проблема, что подобная мысленная логистика перестает иметь значение сразу же за пределами узкого круга.

Поэтому не станем вдаваться в прогнозы и предположения – тем более что результатов голосования жюри ждать недолго (их озвучат 15 апреля на церемонии в Baibakov Art Projects на «Красном Октябре»). Лучше взглянем, какие из 246 поданных заявок добрались до финала. Правда, разобраться с шорт-листом не так уж просто, поскольку в рамках этой премии разыгрываются пять номинаций плюс две специальные награды. (Стоит помнить, что «Инновация» учреждена Минкультом, посему здесь не забыты «Региональный проект» и «Теория. Критика. Искусствознание» – то бишь позиции, для сугубо коммерческой премии Кандинского не слишком интересные).

Итак, в номинации «Произведение визуального искусства» за первенство поборются авторы, которые уже перечислены выше. Их опусы представлены фрагментами, иногда довольно внушительными – как в случае деревянного коллайдера от Николая Полисского. За звание лучшего «кураторского проекта» поспорят пять прошлогодних выставок (что показательно, сугубо московских, хотя и с региональными оттенками). Среди них – «Живопись кино», проходившая здесь же, в ГЦСИ, «Кудымкор – локомотив будущего» в галерее «Проун» и «Товарищество «Искусство или смерть» в Московском музее современного искусства. «Региональные проекты» представлены акциями и фестивалями в Петербурге, Калининграде, Воронеже, Красноярске, Петрозаводске – большей частью это все в жанре «Алло, мы ищем таланты!». Уже обнаруженные таланты сконцентрировались в разделе «Новая генерация». Как водится, отбор молодых дарований небесспорен – и это касается обеих конкурирующих премий. Про искусствознание и прочие книжки можно только заметить, что в прошлом году «Инновация» так и не смогла выделить никого из претендентов – надо полагать, сейчас решимости будет больше. Наконец, информация о двух уже озвученных лауреатах: кроме помянутого спецприза Стелле Кесаевой «за поддержку», награду «за вклад» получила покойная Ольга Лопухова, куратор и арт-менеджер.

Да, несколько слов про деньги.

Они не фантастические: общий призовой фонд «Инновации» составляет 800 тысяч рублей (для сравнения, у премии Кандинского – 50 тысяч евро, которые тоже не сильно поражают воображение). Понятно, что борьба в обоих случаях разворачивается не столько за обладание денежными знаками, сколько за престиж. Но вот что с этим престижем делать, во что он в принципе может конвертироваться и нужен ли он тем, кто за него борется, – на эти вопросы пока так и не отвечено. Может, стоить учредить особый поощрительный приз для того, кто отыщет-таки приемлемое решение.