«Взялся за грудь…», или технология дойки

В прокате «Укрощение строптивых»

stroptivih.net
В прокат вышла отечественная кинокомедия «Укрощение строптивых», где всего в избытке – от форм Анны Семенович до стремления режиссера угодить зрителю.

На премьере картины «Укрощение строптивых» ее продюсер Родион Павлючик особенно напирал на то, что фильм можно смотреть всей семьей, потому как он веселый, добрый и совершенно не пошлый. Насчет пошлости – святая правда. Несмотря на постоянное присутствие в кадре Анны Семенович и слоган «Взялся за грудь – укрощай как-нибудь!», ни одной шутки про сиськи в фильме не прозвучало. На этом, в принципе, можно было бы и остановиться. Плюс Семенович, минус сальности – что еще у нас надо, для того чтобы достойно встретить сборы?

Но Игорь Каленов, в качестве режиссера ранее сделавший лишь предельно патриотичный и столь же непотребный фильм «Александр. Невская битва», похоже, решил реабилитироваться всерьез.

Резко сменив амплуа, он целенаправленно делал фильм не просто приятный, но приятный во всех отношениях.

Успешный банкир по кличке Мурзик (главный «домохозяин» страны Андрей Носков) и его суетливый зам Федя (Андрей Федорцов) отправляются на охоту в тайгу, зачем-то прихватив с собой гламурных подружек – стервозную фотомодель Катю (Юлия Галкина) и «прелесть-какую-дурочку» Марину (Анна Семенович). Вернее, приглашают-то они их в Ниццу, не уточнив, что так называется и речка на Урале.

Однако на месте начинаются неприятности, причем даже не по инициативе обманутых женщин.

Глава охотхозяйства, карикатурный армянин Ашот (Михаил Богдасаров), выписывая лицензию на медведя, предупреждает, что на любимой заимке Мурзика сменился егерь. И новый, пусть и тоже Михалыч (Игорь Лифанов), – далеко не подарок. Дикий, неуправляемый и над клиентами откровенно издевающийся.

Предупреждениям волнующегося за судьбу постоянных клиентов и оттого постоянно сбивающегося с анекдотичного кавказского акцента (Ти филым «Мух» видиль?) на безукоризненно правильную русскую речь Ашота компания не вняла. И зря, ибо егерь первым делом отправил лицензию в мусорную корзину и, сказываясь отсутствием зверья, вести куда-либо бизнесменов отказался. Пришлось ехать на рыбалку, а постоянно нарывающуюся на скандал Катю в целях укрощения и смирения гордыни оставить на заимке в компании одичалого таежника.

Ну а дальше обещанные укрощения и дрессировка всех и вся идут косяком.

Михалыч дрессирует Катю, принуждая доить корову и выносить из леса раненых, Катя дрессирует Михалыча, заставляя отплясывать рок-н-ролл и декламировать Шекспира в подлиннике, Марина дрессирует Федю, приневоливая полюбить ее такой, какая есть, а оставшийся без подруги Мурзик вынужден строить по телефону Ашота. Магистральная линия для оживления разбавляется эпизодами, где то Грачевский травит Михалыча «Ералашем», то Катя пугает приблудного продюсера «папиком», а то таксист вымогает у лесника тридцать тысяч и непременно рублями.

В заключение на заимке появится лесник — тьфу, большой чиновник — и разгонит всех без исключения «в суету городов и потоки машин».

Сюжет тотального курощения свежим не назовешь, благо само название ненавязчиво апеллирует к хронологическому диапазону от Вильяма Шекспира до Адриано Челентано. Но требовать свежести замысла по нынешним временам грешно не только от мертво застывшего в позе «поднимаемся с колен» отечественного кинематографа, а при должной сноровке из этой задумки могла бы получиться неплохая эксцентрическая кинокомедия.

Могла бы, но не получилась.

Подвело создателей ленты неистребимое в отечественном кино желание угодить всем и вся. Напихав в фильм всего подряд – от петросяновских шуток в промышленных объемах до цитируемого абзацами немецкого кинокритика Зигфрида Кракауэра, Игорь Каленов в заботе об охвате максимальной аудитории никак не может остановиться даже там, где явно пора.

Вроде и герои уже укротились, перековались и изменились, но создатели пауз не терпят и мгновенно включают принцип «совы – совсем не то, чем они кажутся», после чего сразу несколько героев оказываются замаскировавшимися штирлицами, скрывающими свое прошлое. От лихих зигзагов стремительно несущегося сюжета зрителя уже подташнивает, а создатели бегут рядом, просительно заглядывают в глаза и заискивающе бубнят: «А вот так хорошо – она купается, а он подсматривает? Смешно ведь, да? Понравилось? А вот еще украинского колориту не хотите? Правда ведь, здорово! А вот еще про нанотехнологов – это так злободневно…»

Просто удивительно, как там у них на рыбалке без ухи обошлось.