Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Оргазм наугад

В прокат выходят «Интимные приключения»

outnow.ch
В прокат выходят «Интимные приключения» Жана-Клода Бриссо — философская драма и индульгенция для эротомана.

Сандрин и Грег познакомились в кафе. Чтобы как-то занять очаровательную новую знакомую, психиатр Грег стал рассказывать ей о психоанализе – вполне подходящая тема для беседы за чашечкой утреннего кофе. Девушка слушала внимательно, глаза ее раскрывались все шире, а потом она сообщила Грегу, что хочет его прямо сейчас.

Они пошли в отель и в посткоитальной истоме, наконец, представились друг другу.

Потом Сандрин пришла домой и во всем призналась своему бойфренду, который ее обидно обозвал, пообещал заехать на днях за мебелью и хлопнул дверью. При следующей встрече психиатр познакомит ее со своей бывшей любовницей, практикующей садомазо в компании кудрявого архитектора и его рабыни. Рабыня обнаружит недюжинные ментальные бездны и, благодаря греговым способностям к гипнозу, переживет настоящий религиозный экстаз, а Сандрин будет ходить в парк и беседовать с пожилым таксистом о смысле жизни, любви и пустоте.

Режиссеру Жан-Клоду Бриссо 65 лет, он завсегдатай фестивалей и почтенный французский эротоман.

Характерная особенность его фильмов заключается в том, что, вместо того чтобы дать зрителю насладиться эротическими красотами, за наготой он всенепременно прячет какую-нибудь проповедь. В «Тайных страстях» речь шла о разрушительной силе сексуальности, в «Интимных приключениях» речь идет о том, куда эта сексуальность может еще привести, кроме полного краха.

Собственно, его новая картина — это сразу два фильма, и зритель может сам выбрать, какой из них ему больше по нраву.

Если угодно, «Интимные приключения», в соответствии с русским названием, станут забавным анекдотом в духе Боккаччо, повествующим о том, как в поисках лучшего на свете оргазма большегрудая мазохистка пришла к Богу. Другая история больше соответствует буквальному переводу заглавия картины: «A l'aventure» по-французски значит «Наугад».

Именно в этом направлении следует Сандрин, в поисках себя разрывающаяся между постельными утехами и проповедью мудрого старика, который готов стать для девушки гуру без всякого сексуального подтекста.

Когда же два этих сюжета пересекаются, случается нелепый, но в известном смысле забавный конфуз.

С одной стороны, постижению сокровенного знания, которое пожилой кинематографист хочет донести до зрителя, мешают тщательнейшим образом отобранные красотки, сцены с участием которых заставляют начисто забыть о назидательной части. С другой – прописать «Интимные приключения» по ведомству Тинто Брасса тоже не выйдет, поскольку со вкусом снятые утехи несут в себе чуть более смутного смысла, чем обычное торжество плоти, и подсвечены, в соответствии с замыслом, довольно мрачно.

Но в конце концов, используя такой подход к эротическому кинематографу, Бриссо не только портит таким же эротоманам, как он сам, удовольствие от просмотра. Среди прочего он еще и выписывает зрителю индульгенцию: после просмотра легко можно рассказывать знакомым, что «Интимные приключения» — совсем не то, чем кажутся. Тем более что так оно, в общем-то, и есть.