Слушать новости

Покурили и разбрелись

Дневник каннского кинофестиваля

Хроника каннского кинофестиваля: каннский конкурс бросает то в британскую классику, то в хиппующий Вудсток – «Не оглядывайся», «Яркая звезда», «Тетро», «Принимая Вудсток».

Хорошо быть на Каннском фестивале звездой: даже если твой фильм освищут, первые полосы в прессе, вспышки камер и внимание публики все равно обеспечено. Очень популярные во Франции Моника Белуччи и Софи Марсо снялись вместе у режиссера Марины де Ван в фильме «Не оглядывайся». Кино приняли более чем прохладно. Сюжет о женщине в поисках себя и о превращении в другую личность понимания не обрел.

Если ты и так Софи Марсо, зачем становиться Моникой Белуччи? И наоборот.

Зато Софи с Моникой в очень откровенных позах глядят из всех киосков с обложки свежего выпуска «Пари Матч» и раскованно позируют обнявшись каннским фотографам. Расчет верен: в кино уже ничего не поправишь, а зритель после такой живой рекламы может пойти в кино хотя бы из любопытства.

На красавиц в Канне падка не только снимающая братия, но и пишущая. Сколько комплиментов было сказано в адрес австралийской старлетки Эбби Корниш после показа конкурсной картины «Яркая звезда»! А девушке, отдаленно напоминающей молодую Николь Кидман, до звезды еще расти и расти. Не дай бог, еще приз дадут, совсем девушка загордится. В фильме Джейн Кэмпион Эбби Корниш изобразила музу поэта-романтика Джона Китса, умершего в 25 лет. И Китс как раз воплощен молодым английским актером Беном Уишоу (маньяк из «Парфюмера») столь убедительно, что после просмотра этой кинобиографии хочется немедленно бежать рыться в книгах в поисках вожделенного томика поэта, желательно в оригинале.

Если Кэмпион, единственная женщина-лауреатка «Золотой пальмы» (за «Пианино»), ставила себе такую цель – побудить аудиторию к чтению, то она ее добилась.

Потому что в остальном «Яркая звезда» — вполне традиционная представительница британских костюмных драм. С вышиванием у камина, прогулками в парке и многозначительными переглядками вместо жарких объятий.

Другой заслуженный каннец, двукратный обладатель пальмы Фрэнсис Форд Коппола не захотел устраивать своей новой картине «Тетро» гала-представление во дворце фестивалей. Мэтр предпочел параллельную программу «Двухнедельник режиссеров». И, похоже, не ошибся: черно-белое кино про конфликт в семье творческих личностей очень органично легло в подборку авторского независимого кино. Монохромный «Тетро» навевает острую ностальгию по Голливуду, еще не выкрашенному «Текниколором». Смотришь на экран и думаешь: да, теперь уж разучились так ставить свет и создавать такие выразительные тени. Разве что фотохудожники еще способны выдать столь идеально четкую картинку. Коппола стилизует фильм под 40–50-е годы с таким шиком, что любые упреки в старомодности попросту не уместны.

И стоит только публике свыкнуться с архаичным ч/б, как персонажи в «Тетро» вдруг достают мобильники!

А значит, оказываются нашими современниками. Свой фильм Коппола снимал в Буэнос-Айресе. Именно туда, по мысли автора, занесло двух братьев с итальянскими корнями. Братья, будучи творческим натурами, тщетно пытаются наладить отношения и освободиться от влияния деспотичного отца-музыканта. Поскольку у самого Копполы отец тоже музыкант, фильм тут же стали подозревать в автобиографичности. Но мастер поручился, что эта история с его собственной семьей никак не связана.

Страсти в «Тетро», скорее, отсылают к «Трамваю «Желание», только там звучал блюз и старшая сестра заявлялась к родственникам, а тут младший брат и ритмы танго. Коппола и не скрывает, что ориентировался на пьесы Теннеси Уильямса и Юджина О'Нила. Правда, к чести режиссера, он к своим персонажам относится не в пример добрее, чем классики драмы ХХ века.

Психологическим экстримом не увлекается и сойти с ума героям не дает.

Очень порадовал здешних критиков снявшийся у Копполы в заглавной роли артист Винсент Галло. Канн все никак не может забыть скандального «Бурого кролика» — освистанную конкурсную картину Галло шестилетней давности. Винсент тогда так обиделся, что в сердцах заявлял: в кино больше ни ногой. Но в «Тетро» смурной артист благодаря Копполе самореализовался и реабилитировался.

Как понравиться если не всем, то большинству, точно знает тайваньский режиссер-космополит Эн Ли. Постановщик «Горбатой горы», «Крадущегося тигра» и «Вожделения» привез в Канн на конкурс фильм «Принимая Вудсток» (Taking Woodstock).

С лихостью и юмором Ли излагает историю о том, как в 1969-м буквально на пустом месте родилась легенда.

Музыкальный фестиваль в полях, собравший миллионы хиппующей, кайфующей и слегка протестующей против войны молодежи, оказывается, состоялся благодаря одному-единственному юноше, который всего лишь хотел спасти от банкротства родительский мотель. Вудсток в интерпретации Эн Ли — это средоточие свободы, безмятежности, мира и любви, гармонии с природой... Секс, наркотики и рок-н-ролл тоже присутствуют, но на заднем плане. Несмотря на необходимость показать многомиллионную толпу, оскароносный режиссер в нужный момент умело выхватывает из этой толпы отдельных колоритных личностей. Благодаря такой тактике ряд узнаваемых британских и американских актеров получили по нескольку минут на бенефис.

Дух Вудстока по-своему поддерживают и бесплатные музыкальные киносеансы на пляже — пинкфлойдовская «Стена» и документальный фильм про Нила Янга. Прямо в море у дворца фестивалей смонтирован огромный экран, а публика сидит в шезлонгах на песочке и внимает происходящему. Или проходит по набережной мимо. Фильм Эн Ли, кстати, также прошел мимо чего-то важного. Сборище счастливых и довольных людей на фоне летнего пейзажа — это, конечно, живописно, но, раз уж тебя пригласили в каннский конкурс, хорошо бы сформулировать в своем произведении какую-то авторскую идею. А так — покурили и разбрелись.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть