Необязательное караоке

Концерт Джеймса Бланта

ИТАР-ТАСС
На московском концерте автор хита «You're Beautiful» житель Ибицы Джеймс Блант пел негромкие баллады, махал руками и танцевал, а его двадцатилетние слушательницы получали свою дозу умиротворения.

Перед московским концертом Джеймса Бланта корреспондент «Парка культуры» провел эксперимент. Его суть заключалась в том, чтобы задать десятку людей самых разных нужных и важных профессий вопрос о том, знают ли они, кто такой Блант. Примерно половина опрошенных заявляли, что о таком певце знать не знают. Но стоило и им услышать песню «You're Beautiful», как на лице появлялась улыбка: «Ах, этот…» Тем удивительнее было, что на выступление автора одного хита, за четыре года успевшего порядком надоесть, выстроилась очередь в сотню метров, продолжавшая пополняться чуть ли не до самого начала концерта.

В результате, когда одетые в серые английские костюмы музыканты во главе с самим Блантом вышли на сцену, перемещение по залу представляло известные сложности:

в Б1 случился первый в этом кризисном году аншлаг,

а финансовые затруднения не помешали публике выложить по несколько тысяч за билет. Вернее, не помешали, скорее, их родителям и покровителям — зал заполнился в основном юными нимфами в возрасте плюс-минус двадцати лет.

Что касается самого часового выступления, то каждый, кто не ждал от него чудес, мог получить в этот вечер свою дозу удовольствия. Певец, по его собственным словам, не питает особенных иллюзий по поводу доставшегося таланта и был немало удивлен, когда упомянутый хит-сингл и весь альбом «Back To Bedlam» стали международными хитами и позволили Бланту приобрести виллу на любимой Ибице. Именно там певец и бывший охранник ее величества проводит большую часть года, а витающая в воздухе острова беззаботность служит для него главным источником вдохновения.

Исполненные в этот вечер композиции полностью отражали вышесказанное.

Песни Бланта пропитаны наивностью и меланхолией. Основными инструментами в них являются тихая акустическая гитара и пианино, которые изредка разбавляются скромными электрогитарными пассажами. Главным же достоинством этой музыки, совместившей британские сдержанность и мелодизм с ненавязчивой испанской сексуальностью (см. «I Really Want You»), на практике оказалась ее категорическая необязательность.

Именно поэтому между певцом и публикой установилось удивительно взаимопонимание. Несмотря на набитый до отказа зал, криков и плясок в этот вечер не было. Конечно, два основных хита исполнителя — «You're Beautiful» и «Goodbye, My Lover» — были пропеты в режиме караоке слаженным хором, но остальное время слушатели предпочитали, разомлев, тихо внимать романтическим балладам.

Сам же певец в относительно громкие моменты все же размахивал руками и, приплясывая, носился по сцене, но не с целью завести толпу, а просто потому, что ему так нравится.

Конечно, несмотря на общую благостность и умиротворенность, царившие на концерте, Бланту можно многое предъявить. К примеру, отсутствие собственной творческой индивидуальности и сценический образ, комично поженивший Джима Моррисона с Петром Наличем. Но стоит ли сквернословить? Отсутствие претензий на вечность у этого артиста от ответственности за наши уши, конечно, не освобождает, но делает любые попытки серьезного анализа столь же бессмысленными, сколь необязательны все его песни.