Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Лучшие друзья девушек — это подделки

Открылся XXIII Антикварный салон

Андрей Субботин 22.10.2007, 15:09
ИТАР-ТАСС

Открылся XXIII Антикварный салон — среди роскоши и готики царит страх подделок и приходит мысль: не начать ли собирать детские книжки.

XXIII Российский Антикварный салон предвосхитила публичная порка. В пятницу при участии Росохранкультуры был презентован «Каталог подделок произведений живописи», причем авторы рассказали об интригах, мешавших его воплощению. За блокбастером обещают сериал: на титульном листе многозначительное «Часть первая».

Прелюдия к XXIII Антикварному вышла занятная. Хотя салон сбивает с ног смешением всего и вся, тон все равно задает живопись. Увы, и подлинное полотно для большинства, как старый усадебный пес: может столько порассказать, да говорить не умеет. Галерея Галеева попыталась исправить положение, снабдив работы русского американца Николая Фешина цитатами из «Одноэтажной Америки» Ильфа и Петрова. Занятно. Портрет задорной американки 30-х годов «заговорил», оказавшись оттиском совсем другого времени: «Девушка, у которой впереди только замужество и десятилетия выплат по кредиту за дом, машину и холодильник…».

Если о ценах, то просят за девушку 200 тысяч долларов. Кстати, «Таосский знахарь» Фешина уже продан, по словам галерейщиков, за 700 тысяч.

Серьезная заявка, товарищи по цеху поднимают брови: «Может, продали ещё до открытия?». «Ничего удивительного, — считает Григорий Бальцер, — просто Фешин недооценен. Если Сомов стоит миллионы, то Фешин — почему нет!?» Полотна Фешина на днях отправятся на Christie — там видно будет.

«Исторические интерьеры. Романтика готики» Григория Бальцера, комплексная инсталляция интерьера в стиле неоготики — некоммерческий хит выставки. Погружение в эпоху обошлось в шесть бессонных ночей и в три дырки, просверленные в соседнюю Третьяковку. Готично. За сумрак отвечают две люстры. По словам Бальцера, это «англичанки» середины XIX века, выкупленные у британца. Последний, словно герой «Дживса и Вустера», вырос в окружении неоготики, и потому искренне жаждал от нее избавиться.

Перлы на салоне надо искать. На стенде «Русской усадьбы» крохотные шахматы Екатерины Великой, у Каплункова — коллекция импрессионистов, включая аналог работы из Орсэ за 150 тыс. долларов. Коллекционер Кирилл Данелия наблюдает оживление в «искусстве Востока». Отечественные «восточные» коллекции уже сопоставимы с собраниями Запада.

Конек настоящей «восточной» древности в том, что она универсально котируется в частном доме и в Москве, и в Лондоне.

Увы, о Шишкине этого не сказать. При этом сохранился «культурный слой» отечественных востоковедов, способных верифицировать вещь, «работать» с ней. Египет — пожалуйте в Эрмитаж, Бактрия — это в Музей Востока.

На стенде антиквара из Таллина прямоугольник света нервно скачет по полотну: кажется, перед тобой старый кинофильм. Говорят, Эстония — терра инкогнита, и притом вполне открытая на предмет вывоза ценностей, так что на ноябрьский аукцион в Таллине русских милости просят. Естественно, никто не даст вывезти именитого «эстонца», а вот «русского» — пожалуйста. Впрочем, аналогичная ситуация в Греции и Италии: только попробуйте вывести Караваджо. Другое дело — вывоз «итальянцев», например, из Парижа, к таким вариантам режим ЕС вполне терпим.

Мир покупателя на салоне полон страхов. Оценки столь же субъективны, сколь и метки.

Естественно, бич № 1 — подделки. Серебро брать нельзя — пробы выцарапаны. Фарфор так лихо научились подделывать, что и не отличишь. Среди живописи гуляют копии, в которых без консилиума арт-экспертов не разобраться. «Ювелирка», как всегда, притягательна, но ее нужно перепроверять: синтетику научились покрывать напылением, так что даже технику удается обмануть. Мебель? Это да. И правда, можно найти яркие вещи, но они дороги и часто не уходят по нескольку лет. В целом, цены на салоне выше, чем на то же, но в будни, по Москве. Да и основной «товарооборот» антикваров по-прежнему идет мимо ЦДХ, заключаясь в приобретении сокровища подешевле для последующей переброски на мировой рынок.

Впрочем, и у антикваров свои беды: их грабят — и подчас жестоко. Как в эпоху домотканных брежневских детективов.

В день открытия в просторы ЦДХ проник воробей. Он скромно присел у букета живых цветов — дорогие натюрморты его не прельстили. Вообще-то право «первой ночи» на салоне узурпировали гости спонсора, неофициально попробовавшие все вкусное на вечеринке в пятницу. В этом смысле простой смертный на салоне, что та птаха. Однако, собирательство и сегодня — редкая сфера, где пешка может стать ферзем. Понятно, найдя свою нишу. Один из гостей-коллекционеров начал собирать, будучи студентом Бауманки в 60-е годы. В его коллекции тоже есть копия музейного полотна, но только сделанная участником Бульдозерной выставки. И купленная вовремя…

Забавно, но галерею ретро-авто в «Крокусе» открывает сталинский броневик ЗИС-115. К нему прилагается квитанция на 1900 рублей, уплаченных за машину в январе 1992 года. Тогда цена джинсов Montana.

Сколько это теперь в прибыли: 10 000%, 20 000%? У искусства столько воплощений: те же скульптуры на капоте, те же эскизы архитекторов… Один из эскизов Кваренги стоит 500 тысяч рублей. Четыре эскиза, кстати, уже отложены. Что ещё? Эскизы к театральным постановкам, к детским книжкам, к рекламе? Предвидение — то, что пока не научились подделывать.