Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Спекуляция сознанием

Кто ответит за рост цен на продукты, кроме «внешних врагов»

«Газета.Ru» 13.08.2014, 18:46
Creative Commons

В общественное сознание возвращается термин «спекулянт» в значении советской плановой экономики – торгаш, барыга, жучок. Плохой, в общем, человек. Логика понятна: роста цен на продукты не избежать, и стоит заранее обозначить ответственных за это. Граждане в массе своей воспримут такое объяснение с пониманием: уважения к «торгашам» за все 20 с лишним лет рыночной экономики в России так и не возникло. Как, собственно, и к рынку.

Против производителей, которые спекулятивно завышают цены на сельскохозяйственную продукцию, могут быть возбуждены «административные и более строгие» дела, – заявил глава Минсельхоза РФ Николай Федоров: «На случай спекулятивного роста цен по товарам из списка эмбарго мы имеем уже несколько надзорных бригад, надзорных организаций и следственных органов, которые берут сообщения о таких фактах в проработку».

«Более строгие дела» – это, видимо, дела уголовные. И хотя знаменитая 154-я статья «за спекуляцию» (скупка и перепродажа товаров с целью наживы, до двух лет лишения свободы, в крупных размерах – от двух до семи, с конфискацией) исчезла из нашего УК вместе с переходом к рыночной экономике, можно не сомневаться, что статья найдется – был бы повод.

А поводов в ближайшее время может быть в достатке.

Роста цен избежать не удастся, как бы ни уверял в обратном телевизор: законы экономики, как и законы природы, нельзя отменить даже самым строгим указом. Одно только изменение логистики (ввозить еду в Москву из Латинской Америки или Китая, хотя бы в силу транспортного плеча, не может быть дешевле, чем из Европы) должно быть кем-то оплачено.

Сегодня, как сообщают СМИ, о росте цен на креветки и красную рыбу более чем на 20% уведомил Минпромторг один из крупнейших ритейлеров – X5 Retail Group. В ответ министр сельского хозяйства Федоров строго предупредил: происходящим могут заняться Федеральная антимонопольная служба (ФАС) и правоохранительные органы.

Ответ министра наводит на размышления. Выбор, собственно, невелик. Можно попытаться минимизировать потери от российских контрсанкций между всеми участниками рынка: производителями, работающими на импортном сырье, перевозчиками, продавцами, покупателями. Подумать, как уменьшить формальные и теневые платежи, как создать условия для появления новых транспортных маршрутов, создать новые мощности хранения, чтобы конкуренцией снизить цены. А можно назначить виновными всех тех, кто «наживается в трудные времена». И есть опасения, что пойдут именно вторым путем.

Простые объяснения российский народ воспринимает охотнее. В правилах экономики еще надо разбираться. Ненавидеть «врага» – в данном случае спекулянта проклятого – гораздо понятнее. Возненавидели же за полгода даже братьев-украинцев, а уж торгашей любого рода – с превеликим удовольствием.

«Торгашам» могут припомнить и бешеные прибыли в начале перехода страны к рыночной экономике, и культ денег, и даже рост коррупции (сами научили чиновников брать, а могли бы не давать). Отчасти это будет правдой: нуворишей вообще мало что заботит, кроме прибыли, потому так важна на переходном периоде регулирующая роль государства, с которой оно справилось далеко не блестяще.

Но главное – какова альтернатива? На днях премьер-министр Дмитрий Медведев поручил правительству «подготовить новую продовольственную программу, направленную на полное импортозамещение в ряде сельхозотраслей и отраслей животноводства».

При словосочетании «продовольственная программа» вздрогнули все, кто родился в СССР или хоть немного читал об этом времени. «Дорогие россияне снова будут питаться вырезкой из еще более лучшей продовольственной программы», – тут же перефразировали в соцсетях старый советский анекдот.

Действительно, страна стремительно – не только эмоционально, ментально, но уже отчасти и экономически – возвращается в застойные 1980-е.

С их «продовольственной программой» выпуска 1982 года, «холодной войной», ненавистью к западным капиталистам и отечественным торгашам, барыгам, спекулянтам, цеховикам... В общем, ко всем тем, кто пытался противопоставить плановой экономике хоть какой-то (тогда, разумеется, незаконный) бизнес; кто пытался в единообразии и единомыслии представить хоть какую-то альтернативу в делах, взглядах и суждениях.

В декабре 1999-го в своей программной статье «Россия на рубеже тысячелетий» Владимир Путин писал: «Идеологизированный подход к экономике обрек нашу страну на неуклонное отставание от развитых государств. Как ни горько признаваться в этом, но почти семь десятилетий мы двигались по тупиковому маршруту движения, который проходил в стороне от столбовой дороги цивилизации… Сегодня Россия завершает первый, переходный этап экономических и политических реформ. Несмотря на все трудности и промахи, мы вышли на магистральный путь, которым идет все человечество. Только этот путь, как убедительно свидетельствует мировой опыт, открывает реальную перспективу динамичного роста экономики и повышения уровня жизни народа. Альтернативы ему нет».

Или все же есть?