Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Макинтошу и человеку

Массовая скорбь по Джобсу поучительна: можно быть одновременно и капиталистом, и пользоваться искренним уважением миллионов

«Газета.Ru» 06.10.2011, 17:02
Джобс появлялся на публике до июня 2011 года Reuters
Джобс появлялся на публике до июня 2011 года

Стиву Джобсу удалось невероятное: объединить абсолютно противоположных по ценностям, культуре, взглядам людей по всему миру.

С кончиной Стива Джобса миллионами людей в мире овладела почти религиозная скорбь. Сообщают о паломничествах в магазины Apple – не чтобы купить, а чтобы поклониться. Twitter полон горьких и теплых слов в адрес Джобса. Гораздо более удивительным, чем соболезнования Медведева, Обамы, Саркози и пр., выглядит поток сообщений из арабских стран: казалось бы, ушел американский идол — но нет. Там, где так сильно неприятие современной западной цивилизации, Джобса называют величайшим человеком и «тайной гордостью арабов» (его биологический отец был сирийским аспирантом в Калифорнии).

И все это при том, что смерть главы Apple, мягко говоря, была ожидаемой. За состоянием его здоровья публика внимательно следила, и печальная весть никак не может считаться шоковой. Не получается списать происходящее просто на массовую истерию, вызванную раздутой массмедиа сенсацией, хотя бы потому, что никакой сенсации, к несчастью, не произошло.

Некоторые удивляются и почти негодуют: «Все словно с цепи сорвались с Джобсом. Он, конечно, из других крупных бизнесменов несколько выделяется и, безусловно, вызывал симпатию. Но это же не властитель дум! Не Толстой, не Ницше, не Ленин и не Гитлер. Что происходит?» Джобс и вправду не был ни великим инженером, ни ученым, ни, свят-свят-свят, политиком. Процитированный скептик замечает: «Он был гениальным шоуменом-продавцом». Надо добавить – предпринимателем, организатором. Всего лишь?

Дмитрий Медведев сравнил Джобса с Эйнштейном и Эдисоном. Насчет Эйнштейна – это в молоко. А вот насчет Эдисона можно согласиться. Ведь тот был не «сумасшедшим профессором», не гением-одинокой, а капиталистом, оседлавшим технической прогресс в Америке XIX века. И стал символом той эпохи.

Джобс стал символом американского предпринимательства конца XX – начала XXI века. Символом его созидательной стороны, тем более ярким, что мы являемся свидетелями того, сколько вреда наносит экономике его темная сторона, порожденная чрезмерным развитием финансовых рынков.

Он заработал миллиарды и стал, как теперь выясняется, буквально кумиром массы людей, создав компанию и организовав производство.

Миллиарды, кстати, если говорить о личном состоянии Джобса, завидные, но вовсе не экстраординарные. При всех последних успехах компании, ставшей недавно первой в мире по капитализации, оно оценивается Forbes в $8,3 млрд – это 110-е место в списке. На 118-м Сулейман Керимов. А где-то там, в верхах, Роман Абрамович (53), Олег Дерипаска (36), Михаил Прохоров (32) и наш чемпион Владимир Лисин (14). Сомнительно, чтобы кто-то из них мог бы вызвать у людей (даже в своей стране, не то что по всему миру) и миллионную долю таких сильных эмоций, какая пришлась на Джобса.

На самом деле то, что Джобс не властитель дум, – совершенно справедливое замечание. Он и вообще не был властителем ничего, кроме растущей доли потребительских предпочтений, которые недоброжелателями списывались почти исключительно на хитрое впаривание своего товара и личную харизму продавца. И вот с этим, по многочисленным откликам, «изменил мир».

Массовая реакция на смерть Джобса – шоковая, несмотря на отсутствие шока, – поучительна. Да, капиталист может стать моральным авторитетом глобального масштаба — и не потому, что он самый богатый, не потому, что он подкупил политиков больше других, не потому, что у него самая длинная яхта или самые дорогие футболисты.

Абсолютно капиталистическое зарабатывание денег – но не из воздуха, не путем капитализации «деривативов» прибавочной стоимости, а организацией и продвижением продукта – оказывается, способно породить и любовь, и уважение.

И даже (что уже чрезмерно, конечно) преклонение. Оказывается, корысть и увлеченность делом, предприимчивость и добросовестность вполне сочетаются и способны приносить несравнимо большую пользу, чем высокопарные политические рассуждения о величии народов и государств и изощренные интриги во власти. В ностальгические советские времена ходил анекдот про то, что Брежнев – это мелкий политический деятель эпохи Аллы Пугачевой. Похоже, сейчас есть все основания переделать его на шутку про Джобса и Обаму, Медведева, Путина и прочих политических деятелей нашего времени.