Приказ об упразднении бедности

Реальный рост доходов работающих бедняков от манипуляций с МРОТ вряд ли окажется велик.

«Газета.Ru» 25.04.2008, 16:47

Власти обещают помочь бедным повышением минимальных зарплат и пенсий. Но очередной всплеск госрасходов – это и очередной всплеск инфляции. Как показывают опросы, большинство рядовых граждан, в их числе и наименее обеспеченные, ждут от властей прежде всего эффективных антиинфляционных мер.

Бедность в России сходит со сцены. Такой вывод можно сделать из заявления Татьяны Голиковой на коллегии Минздравсоцразвития: «За два года… число граждан с доходами ниже прожиточного минимума сократилось почти на 6 миллионов, или на 23%». Легко подсчитать, что

при таких темпах бедняки в нашей стране окончательно превратятся в анахронизм лет через 6–8.

И, похоже, именно на эту перспективу нацелены предложения, изложенные главой министерства и в основном поддержанные влиятельным гостем этой же коллегии, министром финансов Алексеем Кудриным.

«На федеральном уровне, — сообщила г-жа Голикова, — будут подготовлены решения о приближении минимального размера оплаты труда к прожиточному минимуму трудоспособного населения, а социальной пенсии – к прожиточному минимуму пенсионера». Таков концептуальный подход, наводящий на сравнения с западными идеологиями государств всеобщего благоденствия.

А если перейти к цифрам, то российский МРОТ к концу года может достичь 5 тысяч рублей (предполагаемый на этот момент размер прожиточного минимума), а трудовые пенсии в реальном исчислении вырасти за это же время на 8–9%. Заработки других низкодоходных категорий (бюджетников, например) тоже твердо обещано наращивать, хотя на этот счет деталей сообщается меньше.

Алексей Кудрин, известный прижимистым отношением к любым затратным идеям, на этот раз проявил готовность к жертвам: «Нам в ближайшее время придется внести предложения…, связанные с улучшением пенсионного обеспечения граждан…, под которые мы готовы отдать самое святое – Фонд национального благосостояния».

Отдавая должное гуманности этих начинаний, отметим, что реальный их размах далеко не так велик, как преподносится.

Даже если годовой план по увеличению пенсий будет выполнен, они еще больше отстанут от реальных зарплат, которые растут примерно вдвое быстрее.

Что же до резкого увеличения официального МРОТа, то, как ни скромны заработки низкодоходных групп работающих, они и сейчас лишь в очень редких случаях действительно равны нынешнему официальному минимуму – 2300 рублей. Укрываясь от налогов, наниматель «по-черному» доплачивает работникам как раз примерно до прожиточного минимума, определяемого сторонами на глаз.

Проекты повышения официального минимума зарплат обсуждаются далеко не первый год, и за этой заботой о народе всегда просматривалась хоть и понятная, но менее возвышенная цель, а именно, цель фискальная: увеличить таким способом поступления налога на физлиц и ЕСН.

Будет ли эта цель поражена — неизвестно. Некоторые эксперты полагают, что плуты-наниматели просто переложат потерянные «черные» выплаты на ту часть своих работников, у которых заработки повыше. Так это произойдет или нет, но в любом случае

реальный рост доходов работающих бедняков от манипуляций с МРОТом вряд ли окажется велик. Хотя, конечно, резко улучшится официальная отчетность. А это большой плюс для всех, кому нужно отчитываться.

Но главное беспокойство вызывает как раз не это, а само намерение увеличить сразу по нескольким позициям государственные расходы, не указав одновременно, какие расходные статьи будут в порядке компенсации подвергнуты секвестру. Такие статьи, разумеется, есть, но уровень их лоббистской защищенности в глазах Кудрина и Голиковой выглядит, видимо, неодолимым. А если так, то

очередной всплеск госрасходов – это и очередной всплеск инфляции. Несмотря на постоянное ее ускорение (в апреле она будет даже выше, чем в марте), власти, кажется, все еще не считают инфляцию проблемой № 1.

И как раз по этому пункту мнение «верхов» радикально расходится с мнением «низов».

По апрельскому опросу ВЦИОМ, россияне считают рост цен самой главной проблемой для страны (67%) и одновременно самой главной для себя лично (68%). Снижение темпов роста цен признается более насущным для России, чем высокие темпы роста производства, – 54% против 37% (опрос Левада-центра). И оно же заметным большинством опрошенных видится даже более важным делом, чем «значительное повышение зарплат и пенсий», — 43% против 35% (опрос ВЦИОМ; год назад соотношение было обратным). Иными словами,

большинство рядовых сограждан, и в их числе бедные сограждане, ждут от властей совсем не того, что власти собираются предпринять.

Может, это они по своему экономическому невежеству? Нет, по знанию реальной жизни.

Потому что именно бедные страдают от инфляции сильнее, чем любая другая категория россиян. Стоимость так называемого фиксированного набора товаров и услуг (6533,9 рублей на конец марта) росла за первый квартал этого года в полтора раза быстрее, чем общий индекс потребительской инфляции. А стоимость так называемого минимального набора продуктов питания (1993,5 рублей) за это же время увеличивалась даже и вдвое быстрее, чем тот же усредненный инфляционный индекс.

Инфляция – это налог на всех, но налог с перевернутой прогрессивной шкалой. Чем ты беднее, тем большую долю доходов от нее теряешь.

Разумеется, бедные недовольны не только своей бедностью как таковой, но и растущим богатством других, тем, что нефтяной пирог делится слишком уж не поровну. Свежеиспеченные проекты властей – признак того, что волны этого недовольства чувствуются уже и наверху. Но задуманные робкие полушаги скорее еще подхлестнут это недовольство, чем уменьшат его.