Инновационные заблуждения

Вадим Новиков 19.11.2007, 15:05

Для инновационного развития первостепенное значение имеет благоприятная для предпринимательства экономическая политика, а не вложения в НИОКР.

Рассуждения об экономической политике часто строятся по следующей схеме: экономика России сырьевая, доля высокотехнологичных производств, научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок (НИОКР) в ней мала, что опасно для долгосрочного развития, поэтому необходимо стимулировать инновации, финансируя или субсидируя НИОКР.

Ненаучные знания

Однако опыт показывает, что увеличение прибыли – именно ради нее осуществляются инновации – чаще всего связано с применением не научных, а практических знаний. Цель любой инновации – не внедрение нового само по себе, не изменение существующего положения дел, а получение бóльшего результата при прежнем объеме ресурсов. «Инновации» — это не какая-то отдельная отрасль или совокупность отраслей, например «высокотехнологических», а аспект деятельности любой отрасли. Бдительная к новым возможностям организация целенаправленно и организованно отказывается от старых способов ведения дел, видит новые потребности потребителей и научные знания, изменение ситуации на рынке, анализирует приносимые этими переменами возможности и внедряет соответствующие этим возможностям нововведения.

Узнать, чтó сами предприниматели считают полезными для бизнеса новыми знаниями, не сложно – достаточно ознакомиться с тем, чему бизнесмены учатся на MBA-программах, о чем читают в специализированных журналах (например Harvard Business Review), чтó пытаются узнать у клиентов и поставщиков.

Даже поверхностное знакомство с этими темами показывает, что наука хотя и имеет значение, но все же деловые журналы не открываются вестями с «научных полей» и точно так же не наука как таковая в центре программ бизнес-образования.

Наоборот, самый желанный преподаватель бизнес-школы не теоретик, пусть и управления, а практик – действующий или отставной бизнесмен, бизнес-консультант. Наряду с этим бизнес-школы делают ставку на взаимное обучение студентов и именно потому отбирают в группы людей с практическим опытом, которым они могли бы поделиться друг с другом.

Разумеется, у инноваций есть и отраслевая специфика. Для некоторых отраслей, например аэрокосмической промышленности, фармацевтики, ИТ, характерно активное инвестирование в НИОКР. Чем больше они развиты, тем больше обычно и инвестиции в НИОКР. В других отраслях, например нефтегазовой промышленности и торговле, инновации связаны, прежде всего, с закупкой оборудования, в котором овеществлены результаты НИОКР. Они тоже пользуются инновациями, но косвенно. В подобных отраслях на 1 рубль прямых затрат на НИОКР может приходиться более 6 рублей подобных косвенных затрат. Есть отрасли, для которых основной инновацией является собственно бизнес-модель – например книготорговый сервис amazon.com.

Инновации в разных отраслях основываются на разных источниках, и в отдельных отраслях НИОКР действительно могут быть основным источником. То же самое относится к странам и регионам — преобладание в экономике тех или иных отраслей определяет «инновационный профиль» экономики. А развитие отраслей определяется сравнительными преимуществами страны или региона в международном разделении труда.

Поэтому если экономика специализируется на продукции сырьевых отраслей, то в ней относительно низки инвестиции в НИОКР и продуктовые инновации, зато бóльшая активность проявляется в сфере процессных инноваций и в закупке оборудования, нередко иностранного.

Рост исследований в подобной стране если и приведет к росту инноваций, то не у резидентов, а, скорее всего, в других странах, где больше отраслей, закупающих научные и конструкторские разработки.

Результат зависит от климата

Наряду с отраслевой спецификой инновационный успех страны определяет благоприятная для предпринимательства экономическая политика. Доля инвестиций в НИОКР отражает не только отраслевую структуру экономики, но также и в целом благоприятность её для инвестиций. Отставание страны по инвестициям в НИОКР нередко сопровождается отставанием по инвестициям в человеческий и физический капитал.

Соответственно, улучшение инвестиционного климата повысит и инвестиции в НИОКР.

Инвестиции в НИОКР – широко распространенная мера инновационности страны. Однако все же инвестиции в НИОКР характеризуют затраты на инновации, а не их результата. Показателем же результата является совокупная факторная производительность (Total Factor Productivity, TFP).

Рост совокупной факторной производительности в наибольшей степени определяется мерами благоприятной для предпринимательства общей экономической политики. Многие исследования показали, что TFP коррелирует с совокупными (частными и государственными) инвестициями в НИОКР.

Однако сами инвестиции в НИОКР зависят от инвестиционного климата в целом – прежде всего политической стабильности и экономической свободы.

Инвестиционный климат зависит от экономической свободы, но TFP связан с экономической свободой и непосредственно.

Свобода торговли делает более доступным использование передовых технологических товаров и оборудования, свобода инвестиционных потоков способствует трансферу технологий — как непосредственному, так и за счет миграции, снижение административных барьеров позволяет ускорить выход инноваций на рынок и т. д.

Однако нельзя ли наряду с осуществлением общеэкономических мер дополнительно стимулировать инновации путем государственных вложения в НИОКР? Практика показывает, что экономическую отдачу – как прямую, так и косвенную – можно ожидать только от тех НИОКР, которые осуществляются в рамках хорошо поставленных и реалистичных задач. Такие постановки задач преобладают у НИОКР, финансируемых частным сектором, результаты же многих финансируемых государством НИОКР следует признать в лучшем случае противоречивыми. В частности, свежее (сентябрь 2007 г.) исследование офиса продуктивности и технологий США (часть Бюро трудовой статистики США) показывает, что если рентабельность частных НИОКР составляет около 25% (а вместе со внешними эффектами – 65%), то рентабельность большинства форм государственных инвестиций близка к нулю.

Наука против диверсификации

Тема инноваций имеет и еще одно измерение – «диверсификационное».

Считается, что развитие наукоемких секторов повышает степень диверсификации экономики, однако в действительности положение дел прямо противоположно.

В финансах под «диверсификацией» понимается включение в инвестиционный портфель инструментов, по-разному реагирующих на изменения внешних обстоятельств. Падение стоимости одних обычно сопровождается ростом стоимости других, что снижает риск инвестора. Однако риск может не снизиться, а возрасти в результате так же известной финансистам «наивной диверсификации» — стратегии, когда инвестор просто увеличивает число инструментов в портфеле, ошибочно связывая снижение риска не с взаимосвязью инструментов в портфеле, а с количеством инструментов самих по себе.

«Диверсификация экономики» в отличие от «диверсификации портфеля» — метафора.

У экономики нет единого собственника, а совокупность отраслей не составляет чей-либо портфель. И все же органы власти при выработке экономической политики нередко придают значение тому, чтобы налоговые доходы бюджета или денежные доходы населения не испытывали резких колебаний в связи с изменением ситуации в той или иной отрасли, и используют для этого имеющиеся у них инструменты регулирования. Результатом этого, как и при формировании инвестиционного портфеля, может быть как «настоящая» диверсификация, сглаживающая колебания доходов, так и «наивная», не решающая эту задачу или даже приводящая к противоположному эффекту.

В России тема «диверсификации экономики» обычно поднимается в связи с обсуждением роли сырьевых отраслей, прежде всего нефтегазового сектора. Как известно, цены на его продукцию подвержены существенным колебаниям, которые в немалой степени связаны с фазами экономического цикла.

Это объясняется тем, что его продукция носит не потребительский, а инвестиционный характер – она используется для производства других благ, которые также нередко не предназначены для конечного потребителя.

Чем дальше в производственной цепочке стоит благо от конечного потребителя, тем менее стабильно его производство.

Так, в одной из классических работ показывается, что на протяжении 30 лет в США колебания инвестиций были более интенсивны, чем колебания в потреблении, почти в 7 раз. В разных странах и в разные периоды возможны и иные соотношения, но это не меняет общий принцип: чем ближе отрасль к конечному потребителю, тем более она устойчива и тем более вероятно, что в период общего кризиса она будет расти, а не падать. Хотя часть продукции нефтяной отрасли и используется для конечного потребления – автомобильный бензин и мазут для обогрева помещений, большая ее часть относительно удалена от потребителя.

То же самое верно и в отношении существенной части высокотехнологичного сектора – сегодня к нему принято относить био-, нано- и информационные технологии, а также конструкционные материалы. В силу того, что речь идет о передовых технологиях, в этих отраслях нередко (но не всегда!) речь идет даже не об удаленных от потребителя стадиях производства потребительских благ, а о деятельности, которая может вовсе не закончиться никаким производственным процессом. Поэтому при всех существенных различиях сырьевых и наукоемких отраслей в контексте диверсификации они обладают фундаментальными сходствами – удаленностью от потребителя и реакцией на фазы экономического цикла.

Реальной же диверсификацией является развитие отраслей, которые приближены к потребителю – сельского хозяйства, торговли, большинство платных услуг населению.

Стимулирование инноваций — только одно из обоснований вложений в НИОКР. Для инновационного развития это второстепенный фактор, первостепенное значение имеет благоприятная для предпринимательства в целом экономическая политика.

Более того,

стимулирование НИОКР и высокотехнологичных отраслей противоречит стремлению государства уменьшать циклические колебания в экономике.

Дело в том, что эти отрасли в ходе цикла ведут себя подобно сырьевым, тогда как диверсификация предполагает развитие отраслей, которые в период кризиса испытывали бы относительное процветание.