Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Россия буксует

24.08.2011, 09:57

Настоящие перемены у нас начнутся, когда следующая встряска мировой экономики сделает их неизбежными

За разговорами о предстоящем всемирном кризисе как-то забылось, что у нас дома экономика и без того уже увязла в стагнации. Обошлись своими силами. Не понадобилось никаких вселенских потрясений. Спада нет, но и роста тоже нет. О том, что он есть, докладывают только профильные ведомства, да и то неуверенными голосами.

Очень похоже на 2008 год. Не на осень, когда вместе с половиной человечества наша держава поехала вниз, а на предыдущие месяцы того же года, когда все еще выглядело благопристойно, особенно в казенных докладах, а на самом-то деле экономика уже совершенно явственно буксовала. Почти все главные индикаторы – в производстве товаров и услуг, в строительстве и прочем — вышли на максимум к февралю — марту 2008-го и после этого топтались на месте.

Если бы тогда не подоспел всемирный кризис, у нас настал бы крепкий, долголетний застой. Он возник по нашим внутренним причинам, до кризисной осени 2008-го тянулся уже достаточно долго и мог притворяться расцветом только из-за непрерывно растущих нефтяных доходов. Легендарные путинские темпы роста, временно достигнутые путем огосударствления и искусственного подхлестывания экономики, в любом случае к тому времени уже остались позади.

Поднялась ли сегодня наша экономика хотя бы до уровня застоя-2008? Нет, не поднялась. По расчетам института «Центр развития» Высшей школы экономики, величина российского ВВП в первом полугодии 2011 года была все еще на пару процентов ниже, чем на предкризисном максимуме, в первой половине 2008-го.

Причем во втором квартале нынешнего года (считая с устраненной сезонностью) производство осталось на том же уровне, что и в первом квартале. Из этого не следует, разумеется, что прекратятся рапорты об успехах. Ведь если сравнивать не квартал с кварталом в нынешнем году, а все вместе с прошлым годом, то, как деликатно сказано в бюллетене Центра развития, «даже стагнация экономики на уровне второго квартала даст вполне респектабельные 3% в целом за год, только качество этого роста будет весьма сомнительным».
Оно и точно, качество будет очень даже сомнительным. Взять, например, уровень выпуска в промышленности (опять же с устраненной сезонностью). В мае – июле 2011-го, когда ежемесячный выпуск в российской промышленности перестал расти и его график вышел на плато, он лишь самую малость не дотянул до рекордных отметок начала 2008-го. Это можно было бы истолковать как своего рода достижение, если бы не ухудшилось соотношение составных частей в этом самом промышленном выпуске. Потому что выпуск в добывающих отраслях промышленности сейчас процентов на 5 выше, чем в первые месяцы 2008-го, а вот в обрабатывающей промышленности он на те же 5% ниже. То есть сегодня мы еще более сырьевая, еще более монокультурная, еще более нефтезависимая держава, чем даже тогда.

И хотя экономика в 2011-м топчется на более скромном уровне, чем в 2008-м, в нее приходится впрыскивать, чтобы совсем не упала, еще большие, чем тогда, инъекции нефтедолларов. За первую половину 2008-го российская экспортная выручка составила $237 млрд, казавшихся даже на фоне предыдущих жирных лет совершенно безумным богатством. А в первой половине 2011-го экспортные продажи достигли $250 млрд. Что же до ввоза к нам импортных товаров, то в первом полугодии 2008-го российский импорт стоил $136 млрд, а за первые 6 месяцев 2011-го составил $148 млрд.

Что касается массированных продаж нефти и газа и столь же массированных закупок потребительских товаров и техники, то на этом участке экономики спад 2009–2010 годов успешно преодолен, а рекорды 2008-го, хоть и несильно, но отчетливо побиты.

Тогдашняя иллюзия процветания, как и нынешняя иллюзия более или менее нормальной жизни, только и держатся на этом грандиозном потребительском импорте. Других подпорок не осталось.

Действующие лица российской экономики за эти же годы, кажется, просто махнули на нее рукой. Старые иллюзии у них испарились, а новых не возникло. Поэтому чистый вывоз капитала частным сектором за последнюю трехлетку — с середины 2008-го и по сей день — перевалил за $270 млрд, и конца этому бегству не видать.

Это уже приблизительно столько, сколько весь Евросоюз, затянув пояса, собрал на спасение Греции и своей валюты евро. И еще для сравнения: за 11 очень беспокойных лет, с 1994-го и до начала 2005-го, из России было эвакуировано в общей сложности около $160 млрд, а за трехлетие с середины 2005-го и до середины 2008-го имел место чистый ввоз капитала в размере примерно $140 млрд.

При стагнации-2008 приход денег в страну еще продолжался. При стагнации-2011 продолжается их уход. В нашем экономическом климате частным деньгам слишком уж не по себе, несмотря на все выгоды от спекуляций. Ну а всерьез вкладываться в долгосрочные проекты и вовсе смешно, с учетом накопленного опыта.

В поисках утешения логично сравнить российские дела с чужими, ведь жалобы на экономические беды сегодня повсюду хороший тон.

Наша страна, как известно, одновременно состоит в двух очень разных государственных коллективах – и в команде небогатых, но быстрорастущих стран (БРИКе), и в клубе держав, давно уже не блистающих чудесами роста, но зато очень зажиточных (G8). Если посмотреть на то, что случилось в мире за три беспокойных года, с середины 2008-го и по сей день, то получается, что в эту эпоху перемен наша держава воспроизводила слабости каждого из обоих клубов, но не сумела перенять сильные стороны хотя бы одного из них.

В отличие от нас, для прочих стран БРИКа эти годы были временем подъема. Экономика Китая сейчас на 30 с лишним процентов больше, чем в середине 2008-го. Экономика Индии – почти на 30%. Бразильская экономика – на 10–11%. Хотя во всех этих странах говорят о накоплении проблем и о растущем риске спада, однако на сегодняшний день ни спада, ни стагнации в этих державах нет. И сравнивать себя с ними сегодня уже как-то неловко.

Удобнее вроде бы сравнивать со странами G8. Спад в этих государствах, как и у нас, либо так до сих пор и не преодолен (в Японии, Британии и Италии ВВП сейчас на 3–5% ниже, чем три года назад), либо формально преодолен (в США, Германии, Канаде, Франции размер экономики на процент-другой выше, чем до кризиса), однако этому не радуются, и новую волну рецессии здесь считают очень возможной и даже почти неизбежной.

В этой упадочной компании наша страна вроде бы на месте. Но совершенно не на месте по уровню развития. Особенно в современных отраслях, не связанных с нефтедобычей. А ведь именно такие отрасли должны стать опорой в подступающих экономических штормах.

К этим штормам наша страна не подготовилась ни в каком качестве – ни в роли небогатой, но полной сил и энергии державы, ни в роли державы усталой, но хоть состоятельной и продвинутой.

Путинская экономическая модель исчерпала себя еще до кризиса, однако сумела в этом кризисе уцелеть по одной лишь причине – падение нефтяных цен в 2008-м было слишком уж краткосрочным.

Поэтому оставшаяся позади первая волна всемирного кризиса ничего не изменила в наших верхах и никого там ничему не научила. В их мозгах этот кризис даже и не запечатлелся вовсе, его как бы и не было, и сегодняшняя стагнация – банальное продолжение стагнации 2008-го.

Пока не грянет мировой шторм, нашей экономике, видимо, и дальше придется буксовать, а застой будет выдаваться то за медленный, но верный подъем, то за маленькую, но симпатичную модернизацию. Настоящие перемены начнутся у нас только тогда, когда следующая встряска мировой экономики сделает их неизбежными. Когда категорически не останется другого выбора. Типичный, кстати, для нашей страны сценарий обновления.