Дженнифер Лопес спела российским олигархам среди роз

17.05.2010, 11:59

До первой половины мая светской жизни в Москве считай что нет: майские праздники богатые и знаменитые традиционно проводят за границами нашей необъятной — в Лондоне, Нью-Йорке, Париже или Монако. Пик русских вечеринок в это время приходится на Лондон: что ни день, то где-нибудь гуляют наши соотечественники или их дети. Последний всплеск светской активности пришелся на матч «Челси» — «Портсмут»: в VIP-ложе стадиона «Уэмбли» были замечены Татьяна Юмашева (Дьяченко), Валентин Юмашев и несколько российских «форбсов».
Нью-Йорк и Монако берут не количеством пати, а качеством и солидностью. Creme de creme — политики и миллиардеры — собрались в начале майских в Нью-Йорке на дне рождения дирижера Валерия Гергиева, а в Монако на свадьбе сына богатейшего металлургического короля Патоха (Фатаха) Шодиева перед российскими мультимиллиардерами выступила Дженнифер Лопес.

День рождения Валерия Гергиева справляли в респектабельном нью-йоркском «Лотос-клубе». Мероприятие было почти официальное. Ближе всего к дирижеру, то есть за его столом, сидели официальные лица — постпред России в ООН Виталий Чуркин и посол России в Вашингтоне Сергей Кисляк, ну и, конечно, те, кто дает Гергиеву больше всех денег. В этот раз особой близости удостоились мультимиллиардеры Леонард Блаватник и Виктор Вексельберг, местный металлургический король — совладелец алюминиевого гиганта Alcoa Клаус Клейнфельд и самый щедрый спонсор Гергиева — японка по имени Йоко, спонсировавшая его гастроли в Северной Корее. Среди других гостей были замечены давний друг господина Гергиева финансист Марк Гарбер, директор «Метрополитен-Опера» Питер Гелб и поклонник оперной музыки олигарх-light Алекс Шусторович. Господин Шусторович среди бомонда в некотором роде уникум, что-то типа белого носорога. Светские активисты утверждают, что он не только по доброй воле ходит и летает в оперу, но и способен до конца дослушать «Парсифаль».

Гости, среди которых в основном были директора филармоний, продюсеры, дельцы, так или иначе связанные с музыкальным бизнесом, и спонсоры проходили в светлый «Теннисон-рум». Начало вечера смягчили легким фортепиано, но культурной программы как таковой не было. И выдающаяся оперная дива Рене Флеминг, и выдающийся пианист Денис Мацуев не музицировали, а присутствовали исключительно как гости. Почти все мужчины уважили высокие стандарты «Лотос-клуба» — пришли в костюмах и галстуках, и только один господин Мацуев опростился до рубашки.

У Валерия Гергиева весь вечер трезвонил телефон, дирижер ненадолго отвлекся на свой собственный тост, но потом опять вернулся к мобильному. В конце концов ближайшая соседка дирижера — щедрая Йоко — не выдержала, взяла всех издергавший аппарат и попыталась завернуть его в салфетку. Увы, ничего не получалось: спонсор все пеленала и пеленала его, а он все трезвонил и трезвонил — дирижера поздравлял весь мир.

В еще одном гнездовье богатых и знаменитых россиян — в Монако — отгремела свадьба Сабира Шодиева, сына металлургического короля Патоха (Фатаха) Шодиева. Господин Шодиев — богатейший россиянин, мультимиллиардер, его состояние, по оценке «Форбса», составляет 2 млрд долларов. И компромат-молва, и доброжелатели связывают бизнес господина Шодиева с Казахстаном, и потому некоторые ошибочно называют его казахом, но на самом деле Патох Шодиев — узбек. Впрочем, отношения как раз с Узбекистаном, с его лидером Каримовым и наследной принцессой Гульнарой у него настолько натянутые, что господин Шодиев старается туда лишний раз даже не въезжать.

Светские активисты острят, что его дом на Николиной горе напоминает базилику Святого Петра в Ватикане, но базилика, конечно, беднее. А серьезные мужчины спорят: Патох — бывший грушник или эсвээровец, но все чаще склоняются, что все-таки эсвээровец.

Самые близкие друзья и партнеры Патоха Шодиева — президент Евроазиатского еврейского конгресса Александр Машкевич с семейством и член совета директоров Евразийской промышленной ассоциации Алиджан Ибрагимов. Этот альянс Шодиев — Машкевич — Ибрагимов называют «евразийской тройкой» и периодически официально подозревают черт знает в чем. Газета Independent on Sunday писала: «Казахское правительство фактически принадлежит им, в их распоряжении там находятся и земли, и многие предприятия». А прокуратура Брюсселя безуспешно пыталась прищучить господина Шодиева за отмывание денег.

И вот на майских праздниках в Монако Патох Шодиев женил сына Сабира. Про Сабира Шодиева известно, что он живет в Лондоне, в Челси, и что несколько лет назад полиция остановила его на шоссе в Гемпшире за превышение скорости: он вел машину со скоростью 140 миль в час. Дочь Патоха Шодиева Муниса тоже попадала в поле зрение английской прессы, но по более благовидному поводу. Ее назвали не просто богатой наследницей, а «будущей женщиной-олигархом».

Свадьбу Сабира Шодиева справляли в «Спортинге» — это монакский дом культуры и быта, т. е. развлекательный центр, куда входит знаменитый ночной клуб Jimmy'z, несколько ресторанов и большой концертный зал, в котором все, собственно, и происходило. В подарок невесте родители жениха задекорировали стены зала более чем миллионом роз. Официальная цифра, которая звучала на вечере, — 1 200 000 штук. Стоило цветочное убранство порядка 250 000 евро.

Очень состоятельные «свои» женятся только на «своих», особенно когда речь идет о Востоке. Невеста Сабира Шодиева тоже узбечка, дочь бизнесмена средней руки Анвара Гулямова, давно живущего в Москве. Семья, по узбекским понятиям, родовитая: предок Анвара Гулямова — знаменитый узбекский писатель Гафур Гулям.

На свадьбе у Шодиевых были почти все россияне, которых молва причисляет к очень богатым: партнеры Шодиева Алиджан Ибрагимов и Александр Машкевич, совладельцы «Илим Палпа» братья Михаил и Борис Зингаревичи, «форбс» Гавриил Юшваев, президент Федерации футбола Украины Григорий Суркис и опальный миллиардер Тельман Исмаилов. Кстати, Тельмана все чаще видят на Лазурном берегу, и, похоже, там-то он и окопался. Малочисленную творческую интеллигенцию на свадьбе представляли адвокат Павел Астахов, артист Геннадий Хазанов и композитор Игорь Крутой, тоже живущий в Монако.

Вечер вели Максим Галкин и Николай Басков. Ну а главной приглашенной звездой стала Дженнифер Лопес. В этом месте свидетельские показания разнятся: одни гости божатся, что ей уплатили два миллиона гонорару, а другие клянутся, что всего лишь один. Дженнифер Лопес пела сорок минут и, по мнению большинства приглашенных, отработала честно и хорошо. За ней на сцену вышел американский певец по имени Дэвид.

Выступление Лопес подпитало чувство собственной важности как хозяев, так и гостей. А самый трогательный и человечный момент церемонии случился, когда в начале вечера на сцену вышел девяностолетний отец господина Шодиева. Господин Шодиев — самый старший — поведал, что у него шестьдесят четыре внука и правнука и скоро появится шестьдесят пятый. После этого на сцену вышел хор кузенов жениха Сабира. Толпа двоюродных братьев исполнила вокальный номер для жениха и невесты, и гости еще раз убедились, что этот клан силен своим единством.

По узбекским традициям на другой день после свадьбы наступает «день невесты». Чтобы отметить его, гостей собрали на свадебный обед в зале «Импайр» «Отеля де Пари». В ходе обеда оказалось, что национальные традиции Узбекистана чуть ли не самые гостелюбивые в мире. В честь каждого гостя музыканты играли национальный узбекский запев — что-то типа «к нам приехал, к нам приехал Анатолий Васильевич дорогой...» (среди воспеваемых был и ректор МГИМО Анатолий Васильевич Торкунов), и каждому гостю невеста преподносила подарок.

Наутро несколько частных бортов полетели в Москву, там Александр Машкевич давал прием в честь президента Израиля.