Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Правильное решение

20.09.2001, 15:35

Я смотрю репортаж с похорон Ахмад Шаха Масуда. Рыдающие мужчины. В новостях показывают еще кусочки интервью Панджшерского Льва.

— Извините, — говорит Масуд корреспонденту. – Мне нужно сотворить намаз.

Прерывает интервью на полуслове, отходит в сторонку и кланяется на Восток.

Почему-то Ахмад Шах Масуд очень нравится мне в этот момент. И вообще Ахмад Шах Масуд всегда мне очень нравился, хоть я и понимаю, что полевой командир не может не быть жестоким. Что же в нем такого было, в Ахмад Шахе Масуде, чего нет в бен Ладене?

Звонит телефон. Приятель, захлебываясь, говорит, что православная церковь поддержала Америку в желании воевать в Афганистане.

— Ну и что?

— Как что? Церковь поддержала войну!

— Ну и что? Разве ты не знаешь, что Пересвет и Александр Невский причислены к лику святых? А они были воины.

На самом деле я знаю, почему приятель беспокоится. Я беспокоюсь об этом же. Я боюсь, что в войне пострадают мирные жители. В основном мирные жители. Я думаю, что Пересвета не причислили бы к лику святых, если бы по дороге на поединок с Челубеем он затоптал бы женщину или ребенка. Даже если это был бы татарский ребенок.

— А вот римский папа наоборот выступил против войны, — продолжает приятель по телефону.

— Неправда, папа просто призвал молиться, чтоб Бог вразумил политиков.

Говорю я, а сам думаю, что мне не нравится выступление римского папы.

До этих событий в Америке я думал, будто зла не существует. Я придерживался мысли Сократа о том, что зло – это всего лишь ошибка, всего лишь отсутствие добра. Теперь я почему-то уверился в том, что зло есть, дьявол существует и с ним нужно бороться в меру сил.

Вот почему я сочувствую православной церкви. Потому что главная хитрость дьявола заключается в том, что он убедил весь мир, будто его нет. Вот почему мне хотелось бы сочувствовать и справедливой войне, если война будет справедливой.

Я точно знаю, что небоскребы до небес – это дьявольское сооружение. Но я также точно знаю, что взорвать эти небоскребы с людьми внутри можно только по наущению дьявола. Выходит, зло построило небоскребы и зло же их взорвало. Зачем? Да чтобы посеять ненависть. И, надо признать, это ему удалось.

В Евангелии написано, что если тебя ударили по левой щеке, то нужно подставить правую. Но я почему-то точно знаю, что если тебе разбомбили Нью-Йорк, нельзя подставлять еще и Сан-Франциско.

Я знаю, что бывают священные войны и святые воины, но я также точно знаю, что если начнется война, то в какой-то момент незаметно воинство защитников станет сборищем убийц. Так случается, потому что дьявол – не в арабах или американцах, не в христианах или мусульманах, а он просто – в человеке. Ты берешь оружие, чтоб защищать, но незаметно для себя становишься убийцей. В какой-то момент бес толкает под руку.

Меня не покидает мысль о том, что чего бы мы не делали, мы все равно действуем по наущению зла. Не начинать войну нельзя. Зло расплодится и будет взрывать мирные города. Начинать войну – тоже нельзя. Зло умножится. Мы сами его умножим, взрывая города.

Правда заключается в том, что я уже устал ждать развязки. Я уже устал думать о том, как ответят талибы на ультиматум, и как в связи с этим поступит армия Соединенных Штатов. Я хочу ясности и понимаю, что ясность будет только на Страшном суде.

Ахмад Шах Масуд кланяется на Восток и говорит, что на все воля Аллаха. Ахмад Шах Масуд, исламский фундаменталист, главным врагом своим считавший исламского фундаменталиста Усаму бен Ладена, главного врага Америки, созданного Америкой.

Говорят, что Ахмад Шах Масуд велел своей охране не обыскивать журналистов. Охрана возражала, считая, что журналисты могут быть подосланными, и если их не обыскать, убьют Ахмад Шаха. А он говорил, что такова, значит, воля Аллаха. Воля Аллаха была, чтоб Ахмад Шаха убили. И его убили.

Усама бен Ладен имеет эшелонированную охрану и не подпускает к себе журналистов вовсе. Он говорит, что во имя Аллаха борется с Америкой, но при этом не доверяет Аллаху свою безопасность. Вот почему бен Ладен не нравится мне, а Масуд нравится.

Православная церковь в общем поддержала войну, а католическая в общем не поддержала. Это одно и тоже. Обе церкви ведь не могут сомневаться в том, что сначала придет Антихрист, а потом будет Страшный суд.

Самое правильное решение принял президент Буш сразу после взрывов. Он призвал нацию молиться. Остальные решения президента уже, в сущности, не имеют значения.