Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Бабы и мамушки

08.03.2001, 15:33

В те далекие времена, когда я учился в школе и еще без отвращения носил пионерский галстук, главным моим увлечением был театр. Театр я теперь не люблю за глупое его притворство, а тогда посещал театральную студию во Дворце пионеров, участвовал в городских конкурсах чтецов и играл Тентажиля в пошловатой пьесе Метерлинка.

Главными моими актерскими победами была встреча с футбольным вратарем Львом Яшиным и посвященный 8 Марта концерт на текстильной фабрике.
С Яшиным история получилась ужасная. Его, безногого, пожилого и уставшего бывшего кумира миллионов, привезли в наш Дворец пионеров встретиться с детишками. А детишки не пришли. Никто не пришел. Все предпочли гонять в футбол в свое удовольствие, а не слушать занудные разговоры закатившейся футбольной звезды. Яшин сидел один на сцене, а зал перед ним был пуст. И так получилось, что во Дворце пионеров никого в этот момент не было. Никаких кружков и секций, которым можно было бы приказом администрации отменить занятия и повелеть прийти в актовый зал. Занималась только наша театральная студия. И нас погнали слушать вратаря. И он стал что-то рассказывать. Но оратором Яшин был неважным, и рассказы у него кончились минут через семь. Он сказал:

— Задавайте вопросы, ребята.

Но невозможно же было найти менее интересующихся футболом людей, чем мы, участники театральной студии. Мне было до слез жаль Яшина. Я понимал, что просто обязан у него что-то спросить. Но я понимал также, что любой мой вопрос о футболе будет позорным. Я даже не знал, что там куда забивают, сколько игроков в каждой команде и сколько вообще команд участвуют в матче. Тогда я спросил о жизни.

— Скажите, Лев Иваныч,— имя и отчество у меня было записано на бумажке,— как спорт помогает стать настоящим мужчиной?

И тут мы получили целую лекцию о воспитании мужественности. В конце лекции я был доволен, что мне удалось порадовать старика, и мне расхотелось так уж безоговорочно быть мужчиной. Я тогда впервые задумался, что мужской мир — это лишения, свершения, победы, достижения... А потом приходят болезнь, старость и смерть и стирают все это дерьмо в бессмысленную пыль.

Впрочем, вернемся к моим театральным подвигам. Как-то раз на 8 Марта нас повезли давать концерт на текстильную фабрику. Мы читали стихи и разыгрывали сценки. А ко мне в гости приехал названый братец из Ленинграда, и поскольку у нас не было конферансье, мы попросили ленинградского гостя вести концерт.

В самом начале он должен был выйти и звонким голосом сказать полному залу довольно немолодых и довольно замученных женщин:

— Дорогие наши мамы и бабушки! Поздравляем вас...

Ну и так далее. Мальчик вышел, набрал побольше воздуха и буквально крикнул в микрофон:

— Дорогие наши бабы и мамушки!

Зал, конечно, взорвался смехом. Мальчик, конечно, покраснел. Потом концерт, конечно, продолжился и мы разыграли сценки, не задумываясь о скрытом смысле оговорки варяжского гостя.

Это только теперь уже я думаю, что под словом «человек» в современном обществе, несмотря на весь окружающий феминизм, принято понимать «мужчина». А мужчины, то есть люди, делят всех женщин на баб и мамушек. То есть мужчины относятся к женщинам в зависимости от того, как могут их использовать в перерывах между достижениями и свершениями. Часть женщин может быть использована в качестве баб, то есть для полового акта. Другая часть — в качестве мамушек, то есть чтоб угостила пельменями и погладила рубашку. Некоторым женщинам удается совмещать функции бабы и мамушки в одном лице. Их-то мы и поздравляем с 8 Марта.

Мне давно не нравилась эта ситуация с бабами и мамушками, но я понятия не имел, как ее преодолеть, пока у меня не родилась дочка. Дочка родилась 24 июля. В тот день я влюбился без памяти и затосковал навсегда. Я никогда не любил ни одну женщину сильнее. Я никогда ни одну женщину до такой степени никак не мог использовать.

Некоторые мужчины превращают дочерей в баб. Это называется инцестом, и за это сажают в тюрьму. Большинство мужчин не выдерживает напряжения первоначальной бескорыстной любви к дочерям и превращают дочерей в мамушек, то есть заставляют варить суп, гладить рубашки и получать красный диплом МГУ. И то и другое глупо.
И то и другое — уступка бессмысленному загребущему миру мужчин.

На самом деле к женщинам надо относиться как к дочерям, а к дочерям — как к птицам. Протянуть руку и отпустить. И часами потом, днями, годами со сладкой тоской смотреть в небо и ждать, не прилетит ли обратно.

А если не прилетит?

Значит, не прилетит.