Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Повадки пауков

26.06.2003, 19:03

Такой уж сегодня день, что мировая общественность протестует против пыток в тюрьмах. Это смешные такие есть дни, когда мировая общественность протестует вдруг против чего-нибудь неизбежного и борется против чего-нибудь необоримого. Против СПИДа, например, против смертной казни, за счастье всех людей на Земле – ну вы знаете. И сегодня мировая общественность борется против пыток.

У мировой общественности против пыток есть довольно много аргументов. Общественность говорит, что пытки негуманны, что блюститель закона, применяющий пытки, сам становится таким же преступником, как и преступник, которого он пытает и про которого в ходе следствия может выясниться, что тот и не преступник вовсе. Общественность говорит, что показания, добытые под пытками, нельзя использовать в суде, ибо от боли и страха многие люди наговорят на себя чего угодно, лишь бы прекратить боль.

Короче говоря, у мировой общественности есть довольно много аргументов против применения пыток в тюрьмах, однако же следователи, надзиратели и просто милиционеры плевать хотели на мировую общественность и применяют пытки каждый день против каждого подозреваемого, не понимая даже толком, чего мировая общественность от них хочет.

Следователи и просто милиционеры – люди довольно тупые, очень ленивые, напрочь лишенные фантазии и весьма жадные. Они каждый день применяют этих своих «слоников» и «ласточкины гнезда», потому что им лень расследовать и трудно думать головой. Потому что им трудно предположить собственную ошибку и на секунду хотя бы вообразить, что обвиняемый может быть невиновен. Им трудно разделять добро и зло, если добро и зло перемешаны. Им все это трудно и лень, а легче запихать дубинку в картонную упаковку от лампы дневного света и отметелить подозреваемого по почкам.

Но вот тут интересный парадокс: зачем они кладут дубинки в картонную упаковку от лампы дневного света? Чтобы не оставлять синяков, разумеется, но почему они боятся оставлять синяки? Неужели вы всерьез думаете, что следователи и милиционеры боятся правозащитников и слушают их слова о бесчеловечности пыток? Нет, конечно. Неужели вы всерьез думаете, что милицейские генералы — гуманные и цивилизованные люди, а бьют подозреваемых лишь рядовые следователи? Но позвольте, генералы ведь тоже были рядовыми следователями и тоже избивали подследственных.

Я хочу спросить, почему правоохранительные органы все же борются иногда с пытками или, во всяком случае, для видимости не одобряют их? Почему правоохранительные органы не свяжут своих сотрудников круговой порукой, позволяющей пытать кого угодно и сколько угодно?

Ответ на этот вопрос содержится не в заявлениях «Международной амнистии» и не во Всеобщей декларации прав человека. Ответ содержится в недавнем деле о «динозаврах» (операция ГУСБ МВД по по аресту подозреваемых в вымогательстве сотрудников МУРа и МЧС. — «Газета.Ru»).

Никакими стараниями правозащитных организаций количество пыток в тюрьмах сократить бы не удалось. Плевать следователи хотели на «Международную амнистию», на гуманность и даже на Страшный суд. Тюрьма – это закрытый мир, при желании можно никогда не выпустить из тюрьмы на волю ни единого человека, ни единого письма, ни единого слова.

Счастье наше в том, что в этом своем закрытом тюремном мире работники правоохранительных органов грызутся между собой, как пауки в банке. Время от времени работники правоохранительных органов сдают своих ради достижения внутренних карьерных целей.

Посмотрите дело «динозавров». Коррумпированные правоохранительные шишки в борьбе друг с другом сдали своих.

Я думаю, что попытки прогрессивного человечества привить тюремщикам гуманность только потому и достигают иногда цели, что тюремщики сами не прочь использовать в своих целях прогрессивное человечество.

Тупость, лень, отсутствие фантазии и жадность являются причиной пыток. Но тупость же, лень, отсутствие фантазии и жадность не позволяют силовым ведомствам сплотиться внутри себя и делают небессмысленной интеллигентскую борьбу против применения пыток в тюрьме.

Автор – специальный корреспондент ИД «Коммерсантъ».